Александр Константинов: «1 февраля в Редкодубе мой экипаж уничтожил 2 российских Т-64″.

Старший лейтенант Александр Константинов — командир танковой роты 17-й танковой бригады. 1 февраля в бою в селе Редкодуб во время дебальцевского сражения, его танк совместно с бойцами 25-го мотопехотного батальона «Киевская Русь» уничтожил два танка российских наемников из состава 7 мотострелковой бригады. Наградные за этот бой до сих не выплачены, а воины не награждены, хотя в интернете есть фотографии уничтоженных танков, а сам протвник признал эти потери. Какой была обстановка в Редкодубе и при каких обстоятельствах были уничтожены танки противника — «Цензор.Нет» рассказал сам Константинов:

«В Редкодуб я прибыл в конце января. Там находился опорный пункт «Станислав». Командиров опорного пункта был Максим — фамилия, увы, я не знаю. На опорном пункте числилось шесть наших танков. Однако два из них были подбиты ранее. А из оставшихся четырех, исправным был только один. Другие двигаться не могли — надо было ремонтировать двигатели и аккумуляторы, но танки никто не ремонтировал. Мою рота рассредоточили по разным опорным пунктам, и на «Станиславе» были танки и танкисты еще из одного подразделения.

В бой 1 февраля я пошел на одном своем танке — на единственной исправной машине. Механиком-водителем был Вячеслав Парахин. А вот имени наводчика я не знаю — он пошел в бой едва прибыв на фронт, а сразу после боя его ранило, его сразу же эвакуировали, и потому его имя я не запомнил.

Примерно в 12 часов появился кочующий танк противника, который открыл по нам огонь. Причем они старались накрыть мой танк — ближайший разрыв был в 10 метрах. Мы сразу сменили позицию — и спрятались за подбитый ранее наш танк. Оттуда я осмотрелся — и увидел как из-за горба выехал Т-64 противника, и вел огонь примерно с дистанции в 1 тысячу метров. Максим начал корректировать огонь по танку. Танк были по нашим позициям.

Я дал команду и мы выскочили из укрытия. Первый снаряд — промах. Но второй точно поражает цель. Взрыв — и танк горит, детонация.

Затем появился второй танк. Он также действовал очень самоуверенно. Он шел на более близкой дистанции, возможно хотел эвакуировать экипаж первого уничтоженного танка. Пехота открыла огонь, и танк был поражен выстрелом СПГ. Он остановился недалеко от первого танка, но остался целым. Мы воспользовались этой возможностью — и точно поразили и второй танк. Там было все тоже самое пожар, взрыв.

К сожалению, вражеские танки попали в одно из укрытий — и были ранены танкисты, у которых не было исправных танков.

После этого боя противник больше не пытался атаковать так демонстративно. Но обстрелы продолжались. А через несколько дней подразделения российских наемников просочились в наш тыл и заняли само село Редкодуб. Наш опорный пункт оказался в окружении. Сплошной линии фронта не было, крупными силами мы не располагали, поэтому противник сумел это сделать.

Мы оказались отрезаны. Резервы не приходили. И чтобы выбраться оттуда, нам пришлось пробить дорогу самим. Чтобы пробить дорогу, надо было зачистить Редкодуб.

6 февраля мы пошли в атаку.

Наводчика не было, поэтому я занял место наводчика. А мое место командира занял мой друг — заместитель командира роты по работе с личным составом, старший лейтенант Алексей Вакульчак.

Мы шли впереди пехоты и били по домам, где укрывался противник. Пехота шла за нами. Вскоре дорога была разблокирована, и большая часть Редкодуба была освобождена.

Но в этот момент наш танк поразила ракета. Раздался взрыв. Алексей был на моем месте — и именно туда пришлось попадание ракеты….

Я выносил его тело из танка… Я тоже получил серьезное ранение. Мы пробили дорогу. Первыми по этой дороге повезли меня и тело моего друга Алексея. Когда я вспоминаю Вакульчака у меня и сейчас слезы на глазах появляются. Это был великолепный человек, отличный офицер, который делал все возможное, чтобы уделять внимание каждому солдату. И он без страха шел в бой…»..

Автор: Юрий Бутусов



загрузка...

Читайте також

Коментарі