Под давлением кризиса Обама выводит Путина из изоляции?

Под давлением кризиса Обама выводит Путина из изоляции?

Официально подтверждено, что 28 сентября президенты РФ и США побеседуют в двустороннем формате. Администрацию США не интересуют расплывчатые предложения России по Сирии — не смещать Асада и объединить «все стороны» для разгрома ИГИЛ, но Обама считает «безответственным» не выслушать Путина лично. Еще одной ключевой темой контакта на высшем уровне будут гарантии выполнения Москвой минских обязательств по Украине.

«Обама согласился на переговоры с Путиным о Сирии», — гласит заголовок The Financial Times. Журналисты Джефф Дайер и Катрин Хилле уточняют, что речь также пойдет об Украине. По мнению издания, это значит, что Белый дом прекращает усилия изолировать Путина на дипломатической арене.

«Администрация Обамы решила: важность личной встречи с Путиным для обсуждения сирийского конфликта перевешивает опасность создать впечатление, будто Обама смягчает критику российских действий на Украине», — говорится в статье.

Газета замечает: для Путина встреча станет как минимум «победой на ниве пропаганды». Однако госсекретарь Керри жаждет выяснить, насколько возможен диалог с Россией о политическом урегулировании в Сирии.

«В четверг внешнеполитические эксперты, близкие к Кремлю, выразили мнение, что Генассамблея ООН дает шанс приблизить США к российской позиции по сирийскому вопросу. Но некоторые аналитики говорят, что главная цель Путина — внутриполитическая: ему нужен новый импульс для роста популярности накануне парламентских и президентских выборов», — говорится в статье.

«Путин и Обама встретятся в Нью-Йорке», — сухо констатирует в названии статьи The Wall Street Journal. Это происходит на фоне растущих трений из-за роли России в Сирии, отмечает корреспондент Кэрол Э.Ли.

«Учитывая ситуацию на Украине и в Сирии, несмотря на наши глубокие разногласия с Москвой, президент полагает, что было бы безответственно не проверить на практике, сможем ли мы достичь прогресса путем взаимодействия с россиянами на высоком уровне», — сказал неназванный высокопоставленный сотрудник администрации США.

«В особенности наши европейские партнеры подчеркнули важность единодушного заявления о необходимости полной имплементации Минских соглашений, — добавил источник. — Президент Обама воспользуется этой встречей, чтобы обсудить тему Украины, он сосредоточиться на том, чтобы гарантировать выполнение минских обязательств Москвой. Такова будет ключевая мысль этого двустороннего контакта».

Газета замечает: ситуация на Украине включена в повестку дня, но фактором, побудившим к встрече, стало недавнее наращивание военного присутствия России в Сирии.

Редакционный комментарий The Wall Street Journal озаглавлен: «Путину везет в Сирии». Поставки российского оружия укрепили позиции Асада, а теперь выводят Путина из дипломатической изоляции, поскольку Обама согласился на встречу, поясняет издание.

«Возможно, Путин пригласит Обаму вместе с Россией и Ираном заключить альянс против ИГИЛ в Сирии и Ираке», — прогнозирует издание. Это поможет Асаду, но напугает арабских членов нынешней коалиции против ИГИЛ и усилит господство Ирана над суннитским меньшинством в Ираке.

«Если Обама не зайдет так далеко, Путин, возможно, довольствуется отменой санкций, которые США наложили на Россию после ее набегов на Украине. Не сомневайтесь, Путин чего-то хочет и думает, что может это получить», — заключает газета.

«Сирийский кризис вынуждает провести встречу Обамы и Путина в Нью-Йорке» — считает The Washington Post. Эти переговоры знаменуют признание того, что Путин имеет значительное влияние на мировой арене, пишут корреспонденты Джулиэт Эйлперин и Стивен Мафсон. «Они также заостряют внимание на растущей обеспокоенности тем, что Россия наращивает свое военное присутствие в Сирии в момент, в то время как курс Обамы в Сирии пока не принес осязаемых успехов», — говорится в статье.

«Было много разговоров, но теперь настал момент ясности, — говорит эксперт из National Security Council Селеста Уоллендер: — Россия должна разъяснить все четко — изложить начистоту, как именно она вызывается стать конструктивным участником уже существующей коалиции многих стран» [по борьбе с ИГИЛ].

«Администрация США заявляет, что ее совершенно не интересует все еще расплывчатое предложение Путина по Сирии (идея, что Запад больше не должен настаивать на отставке Асада, а всем сторонам следует объединиться для разгрома ИГИЛ). Тем не менее, сотрудники администрации полагают, что основания для американо-российского сотрудничества есть, если Путин пожелает», — говорится в статье.

«Высокопоставленные чиновники утверждают: Обама готов подтвердить, что США не стремятся к уничтожению сирийской армии. Они также отмечают, что стремительные изменения в обстановке в Сирии, особенно рост ИГИЛ и экспансия гуманитарного кризиса, означают, что интересы США и России в чем-то совпадают», — говорится в статье.

Впрочем, Майкл Макфол, экс-посол США в России, предостерег по поводу встречи Обамы и Путина: «Не тешьте себя иллюзиями, будто это повлечет за собой крупные прорывы по вопросам Сирии, Украины или американо-российских отношений».

«Белый дом не теряет надежды, что Путин вернется назад из «лагеря зла», — говорит Стивен Сестанович (Council on Foreign Relations). — Эту надежду можно понять, она побудила Керри в мае посетить Сочи. Но Обаме следует помнить о двух нюансах этого визита: ничего позитивного он не дал, и россияне изо всех сил старались поставить Керри в неловкое положение. Нынешняя встреча может кончиться иначе, но Обаме следует готовиться к тому, что все пойдет по-старому».

«Белый дом заявил, что президент Обама и Владимир Путин встретятся на следующей неделе», — осторожно выносит в заголовок The New York Times. «На случай, если кто-то сомневался, Белый дом в четверг оповестил, что это российский президент Путин попросил о встрече с президентом Обамой, а не наоборот», — пишут журналисты Питер Бейкер и Майкл Р.Гордон. Путин не просто очень хотел, но и «отчаянно» жаждал встречи, утверждал пресс-секретарь Белого Дома Джош Эрнест.

Газета комментирует: «Упор на то, кто именно первым пожелал встретиться, подчеркивает щекотливые аспекты и риски, сопряженные с этой встречей».

«Для Обамы это нелегкая ситуация, — говорит Фиона Хилл (Brookings Institution). — С учетом обстоятельств он должен встретиться с Путиным. Но не очень понятно, что именно мы от этого получим. Россия кристально-четко изложила свою позицию: ей нужно право окончательно решать, что произойдет».

В Белом доме дали понять: Обама согласился на встречу, так как Путин — единственный человек, который принимает реальные решения в России, и именно от Путина зависит потенциальное урегулирование на Украине и в Сирии.

«Но в четверг Белый дом, казалось, всячески старался избежать ощущения, будто проявляет почтительность», — замечают авторы.

Кроме того, Эрнест заверил, что встреча Обамы и Путина не подорвет сплоченность международного сообщества, которое критикует действия России на Украине.

Газета возвращается к теме Сирии: «На встречах за закрытыми дверями с западными официальными лицами российские дипломаты заверили, что не цепляются за идею, что Асад должен остаться сирийским президентом. Администрация Обамы надеется, что в конце концов убедит Москву прекратить поддержку Асада и поощрить политическую передачу власти, посредством которой Асад уйдет в отставку. Но попытки склонить Москву к сотрудничеству по сирийскому вопросу, в том числе встреча Керри и Путина в Сочи в мае, до сих пор не принесли результатов».

По мнению издания, в недавнем интервью CBS Путин не стал расставлять точки над i.

Корреспондент The Wall Street Journal Натан Ходж замечает со ссылкой на экспертов по политике Кремля: «Направив военные силы и средства в Сирию, Путин вмешался в самый серьезный мировой кризис, связанный с наплывом беженцев с Ближнего Востока, и сделал Россию неотъемлемым участником событий».

Впрочем, специалист по России Роберт Легвольд не ожидает оживления отношений между Вашингтоном и Москвой. «Администрация Обамы списала со счетов путинский режим в убеждении, что ничего невозможно будет сделать, пока у власти остается либо президент Путин, либо кто-то вроде него», — считает Легвольд.

«Резким военно-дипломатическим поворотом к Сирии Путин попытался уменьшить негативные последствия своего годичного авантюризма на Украине: он надеется, что Запад благосклонно воспримет его вызывающий гамбит, руководствуясь холодной логикой и необходимостью», — пишет Эндрю Рот в The Washington Post.

На прошлой неделе высокопоставленный западный дипломат, работающий в Москве, отметил растущий интерес к диалогу с Путиным о сирийском кризисе, особенно после того, как Европа столкнулась с беспрецедентным наплывом мигрантов, говорится в статье.

«Сделка нужна не ему, — сказал о Путине этот неназванный чиновник. — Время на его стороне. Сделка больше нужна нам. Что бы ни случилось в Сирии, мы знаем, что он может принять в этом участие. В то же время мы видим, что он пытается полностью увести разговор в сторону от Украины».

Запад гневается на Россию за присоединение Крыма и поддержку сепаратистов в юго-востоке Украины, и это «разрушило дипломатические отношения на большинстве уровней», пишет Рот.

«На Западе сохраняется нулевое доверие к Путину — и к тому, что он делает, и к тому, что говорит», — сказал Эндрю Вайс, вице-президент по исследованиям Фонда Карнеги за международный мир.

Критики утверждают, что Россия делает акцент на терроризме, чтобы ввести мир в заблуждение, и приводят данные, согласно которым за первые шесть месяцев 2015 года армия [ее союзника] Асада совершила в семь раз больше убийств, чем «Исламское государство», говорится в статье.

Редко какому мировому лидеру удавалось окружить выступление на Генассамблее ООН такой интригой, как Владимиру Путину, пишет The Financial Times. «Когда в конце июля его участие в заседании ГА ООН было подтверждено, западные дипломаты пожали плечами: руководитель, изолированный из-за своего вмешательства на Украине, вряд ли предложит что-то, помимо очередной ядовитой антиамериканской тирады», — отмечает автор статьи Нил Бакли.

Но недавнее наращивание российских военных сил в Сирии натолкнуло на мысль, что Путин не будет, подобно Хрущеву, стучать туфлей по столу — он планирует масштабный дипломатический демарш, связанный с предложением российской помощи и даже российского руководства в борьбе с ИГИЛ.

Путину удалось «слегка продвинуться в изменении имиджа с парии на влиятельного посредника и вновь выдвинуть Россию в качестве игрока на мировой арене», считает обозреватель.

«Путин хочет заставить США признать Россию равнозначным игроком в Сирии, как в борьбе с ИГИЛ, так и в будущем политическом урегулировании», — полагает директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин. «Он также хочет отодвинуть Украину на задний план в западных умах», — добавляет эксперт.

«Некоторые аналитики и дипломаты подозревают, что в этом последнем пункте Путин хочет пойти еще дальше — и предложить в частном порядке сделку: конструктивную позицию России по Сирии в обмен на признание в каком-то виде интересов Москвы на Украине», — говорится в статье.

Источник: Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі