В борьбе с нарастающими бюджетными проблемами президент Владимир Путин отошел на вторую линию обороны.

Если раньше он требовал, чтобы Россия твердо вышла к 2015 году на бездефицитный бюджет, то теперь речь идет лишь о том, чтобы хотя бы не нарушать международные стандарты финансовой стабильности, согласно которым дефицит не должен превышать критическую отметку в 3% ВВП. На вчерашнем совещании по бюджету-2016 Владимир Путин в аккуратных формулировках дал понять, что именно на нефтяной сектор возлагаются основные надежды и что далеко не каждый россиянин сможет рассчитывать на социальную поддержку от государства.

Чего только не ждала общественность от вчерашнего президентского совещания по поводу бюджета-2016. Публичный интерес подогревался предварительными заявлениями пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова и чиновников Минфина.

Утром во вторник Песков сказал, что совещание будет «достаточно продолжительным и объемным по содержанию». А замминистра финансов Сергей Шаталов предположил, что президент выскажет свое мнение об инициативе Минфина изменить формулу расчета налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) по нефти.

Напомним, ранее Минфин предложил заложить в формулу более низкий курс доллара, чтобы уменьшить в рублевом эквиваленте необлагаемую налогом  часть доходов экспортеров (см. подробнее «НГ» от 21.09.15). Кроме того, по словам Шаталова, ведомство предлагает еще один вариант действий – заморозить снижение экспортной пошлины на нефть.

Помимо налоговых решений, наблюдатели ждали от вчерашнего совещания окончательных ответов на пенсионные вопросы.

Наконец, и сам заявленный состав участников наводил на мысль, что совещание будет непростым. Ведь в списке оказались не только правительственные чиновники разного ранга, но и руководители президентской администрации, Совета Федерации, Госдумы, Центробанка, Счетной палаты, а также представители нефтяного бизнеса.

Путин и в прошлые годы привлекал к обсуждению бюджетного проекта то депутатов, то сенаторов, то представителей ключевых отраслей, но чтобы сразу всех – такое, похоже, происходит впервые.

Однако президент оказался вчера скуп на сенсационные заявления. Путин не стал перед камерами брать на себя ответственность за принятие непопулярных мер или же за провозглашение амбициозных целей.

Как сказал вчера уже после совещания глава Минфина Антон Силуанов, окончательные решения пока не приняты ни по индексации пенсий, ни по НДПИ. Все это будет еще обсуждаться и прорабатываться.

Президент лишь расставил акценты бюджетной политики. Хотя и эти акценты тоже красноречивы. Стало понятно, что основные надежды власти возлагают на нефтяной сектор.

Сначала Путин, конечно, сделал все необходимые оговорки, что нужно «существенно снизить зависимость федерального бюджета от нефтяных цен» и что «мы приняли решение не увеличивать налоговую нагрузку на бизнес».

А затем он поручил правительству «проработать вопрос направления в бюджет дополнительных доходов, получаемых нашими экспортерами в результате девальвации рубля». Выходит, президент присматривается к предложениям Минфина.

Подтвердились опасения, что на социальной сфере будут экономить. В этом случае президент тоже сначала сделал важные уточнения о необходимости выполнять социальные обязательства: «Из федерального бюджета должны быть профинансированы наиболее важные задачи в здравоохранении, образовании, науке. Расходы государства на эти цели должны в полной мере отвечать требованиям и запросам общества».

Но потом Путин напомнил о стремлении властей повысить эффективность бюджетных расходов на социальную сферу. «Прошу ускорить переход на адресную социальную поддержку наиболее уязвимых категорий наших граждан», – сказал он.

«Ситуация в экономике непростая, но она не критическая», – заметил на вчерашнем совещании Путин. И в такой ситуации президент старается не вспоминать про свои прошлые обещания сбалансировать бюджет.

В 2010-м в должности премьера, затем в 2012–2013 годах на посту президента Владимир Путин несколько раз говорил, что к 2015-му страна должна «окончательно, твердо выйти на бездефицитный бюджет». Но когда наступил 2015 год, риторика изменилась. В апреле, во время «Прямой линии», Путин назвал ожидаемый в этом году бюджетный дефицит – 3,7% ВВП – «вполне приемлемым».

Вчера президент сказал: «Планируемый дефицит бюджета на будущий год не должен превышать 3% ВВП». Вместо бездефицитности теперь речь идет о том, чтобы хотя бы не нарушать международные стандарты и не переходить красную черту в 3% ВВП.

По словам президента, «в текущих условиях важно предусмотреть комплекс мер по преодолению рецессии в экономике, сохранить роль федерального бюджета как одного из ведущих инструментов развития». Но одновременно вкладываться в развитие, выполнять социальные обязательства и при этом не наращивать дефицит – довольно трудная задача в текущих условиях. От чего-то власти все же откажутся, завуалировав отказ красивыми формулировками.

Так, очевидно, что за красивой формулировкой «адресная социальная поддержка» скрывается не что иное, как отказ оказывать поддержку всем нуждающимся гражданам: власти ограничатся лишь «наиболее уязвимыми». Не исключено, что та степень уязвимости, которая даст гражданину право на соцподдержку, будет варьироваться в зависимости от финансовых возможностей страны. О подобном развитии событий предупреждают опрошенные «НГ» эксперты.

«Адресная социальная поддержка – это эвфемизм, призванный смягчить удар от того, что будет, возможно, заморожена индексация пенсий, повышен пенсионный возраст», – говорит руководитель департамента AMarkets Артем Деев. «Сокращение доходной части бюджета вынуждает власть определять приоритеты социальной поддержки, ориентируясь на сокращение общего уровня социальных расходов», – соглашается замгендиректора «ФинЭкспертизы» Ильгиз Баймуратов.

«О несовершенстве социальной поддержки говорилось давно, и переход к адресной помощи должен был стать благом. Но надо учитывать особенности российского бюрократического аппарата. Чиновнику любого уровня проще и безопаснее максимально ограничить круг лиц, получающих выплаты, нежели нести потом ответственность за необоснованные траты бюджета», – замечает главный аналитик «Солид» Азрет Гулиев.

В своем блоге на «Эхе Москвы» директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев замечает, что некоторые идеи властей – в частности, стремление правительства провести недоиндексацию пенсий – противоречат законодательству. И в этом случае никакого выполнения социальных обязательств на самом деле не произойдет, что бы власти ни говорили.

Источник: Независимая газета.



загрузка...

Читайте також

Коментарі