С Чечней украинскую действительность объединяет политика в отношении внутренне перемещенных лиц (ВПЛ)», — к таким выводам приходит координатор правового направления «Восток-SOS» Александра Дворецкая в материале для Informator.lg.ua.

«В 1999 году Ингушетия была единственным регионом, где чеченцы могли чувствовать себя в безопасности. Уже в 2002 году началась ликвидация палаточных городков для ВПЛ, в 2004 году полностью были ликвидированы поселения. Власти максимально старались выдавить переселенцев назад в Чечню.

Происходило это при использовании проверок миграционной службы, лишений статуса ВПЛ по причине отсутствия на месте проживания. Причиной было и отсутствие возможности получения социальной и медицинской помощи в месте временного проживания. Жизнь переселенцев сопровождалась постоянными издевательствами и унижениями со стороны чиновников.

Чеченцев то и дело лишали сначала талонов на питание, потом требовали оплачивать коммунальные услуги в местах компактного поселения, подделывали от их имени заявления о добровольном снятии с регистрации. В то время росли задолженности по счетам за свет и воду, которые переселенцы не могли оплачивать. При попытке разобраться оказывалось, что места поселения не предназначены для проживания.

К десятилетию скитаний переселенцев – в 2009 году – власти Ингушетии заявили, что на территории не осталось ни одного ВПЛ. Это было важно для того, чтоб не портить картину «процветающей» Чечни. Все «добровольно» вернулись. А те, кто остались — навсегда лишились помощи…

Теперь переместимся во времени и географически. Украина, 2015 год.

Только по официальным данным количество ВПЛ составляет около 1,5 миллионов человек. Это и переселенцы, покинувшие оккупированный Крым, жертвы вооруженной агрессии РФ на востоке Украины — Луганской и Донецкой областях.

В марте-апреле 2014 года были слабые попытки обеспечить переселенцев жильем — санатории и детские лагеря приняли переселенцев. Уже к концу лета 2014 года переселенцев начали выселять, а в октябре 2014 года требовать компенсаций за коммунальные услуги. В 2015 году были введены проверки миграционной службой по фактическому месту проживания и угрозы снятия с учета ВПЛ. Летом 2015 года власти пошли дальше, сняв банковскую тайну со счетов ВПЛ и установив за ними слежку — просматривая адреса, по которым осуществляются банковские операции переселенцев.

Программа социализации ВПЛ до сегодня не принята Министерством социальной политики. А в ее проекте сказано, что силы будут направлены на реинтеграцию. Возвращаем.

При этом, проблемы остаются все те же, что и у чеченских переселенцев. Не смотря на требования общественности и народных депутатов, законопроект декларирующий возможность получения компенсации за утраченное жилье №2167 не выносится на голосование. Людям просто некуда возвращаться. Их жилье разрушено, а по улицам городов и сел ходят российские военные и террористы.

И казалось бы, что все это цепочка случайных событий. Но, нет.

Последний месяц очень часто поднимается тема возможности принимать участие в местных выборах переселенцев, которые проживают теперь в новых громадах. Не смотря на поддержку нардепов и общественных организаций, дипломатов и представителей международных институций, законопроект №2501а-1, позволяющий обеспечить избирательное право ВПЛ не вносится на рассмотрение Парламента.

20 сентября Президент Украины Петр Порошенко в своем интервью телеканалам четко очертил, как 1,5 миллиона людей могут стать простым инструментом политической борьбы, говоря о возможности проведения выборов на Донбассе: «Наша позиция абсолютно простая. Когда в Минске написано про модальность избирательного процесса — это означает: есть украинское избирательное законодательство, есть то, что мы должны учесть особенности. А они есть. Поскольку те, временно перемещенные лица, которые сейчас не на Донбассе, которые являются проукраинскими, им нужно обеспечить возможность голосования. И это сейчас не учитывается в украинском законе, и мы должны предусмотреть эти особенности. Поскольку мы выведем эти голоса, то волеизъявление граждан, которые живут на Донбассе, на украинском Донбассе будет искажено. Я не могу этого допустить».

Нужна картинка процветающей Чечни. Нужна картинка украинского Донбасса.
Президентам обоих стран нужна картинка. И не нужны люди.

Украинские переселенцы платят двойную цену, однажды испытав на себе ужасы военного конфликта и оккупации, а теперь испытывают давление, принуждающее их к возвращению.

Если Минские соглашения говорят о возможности выборов, то Президент их проведет. И ему нужны голоса переселенцев на Донбассе, а не в Киеве. Все только для того, чтобы была возможность показать высокий рейтинг украинских политических сил. И жизнь 1,5 миллионов граждан его не интересует.

Ничего личного. Просто политика».



загрузка...

Читайте також

Коментарі