Крым и Кубань на правах автономии должны стать частью Украины - историк

Нынешняя блокада Крыма – не первая. В 1918 году Совет министров Украинской Народной Республики уже блокировал поставки товаров на полуостров. Тогда это привело к тому, что между сторонами было заключено предварительное соглашение о вхождении полуострова в состав Украины.

В июне 1918 года кайзеровская Германия, войска которой контролировали полуостров, поставила к власти в Симферополе неблагосклонное к Украинской Народной Республике краевое правительство генерала Сулькевича. Конфликт между Симферополем и Киевом летом 1918 года заострялся. Совет Министров украинского государства ввел эмбарго на все товары, которые ввозились из Украины в Крым. Исключение составляли только прямые поставки для немецкой армии. Вызванный этим кризис экономики полуострова и давление со стороны крымских предпринимателей заставили правительство Сулькевича начать в сентябре 1918 года переговоры с Киевом. А уже в октябре между крымским и украинским правительствами было заключено предварительное соглашение, которое предусматривало вхождение Крыма в состав Украинского государства на правах автономии с собственными парламентом, правительством и вооруженными формированиями. Членом украинского правительства должен был стать постоянный госсекретарь от Крыма.

Об исторических аспектах и параллелях, которые, возможно, дадут нам ответы на вопросы сегодняшнего дня – в интервью политолога и историка, кандидата философских наук Сергея Грабовского на сайте Крым.Реалии.

– Сергей, скажите, имеет ли смысл искать ответы на вопросы сегодняшнего дня в истории 1918 года?

– Искать ответы на сегодняшние вопросы в прошлом в прямом виде невозможно. Но есть логика исторических процессов. И без знания того, что было в прошлом и как развивались события, естественно, действовать невозможно. Можно наступать на те же грабли, исторические, политические и так далее. Так вот, 1918 год… Есть же у всей этой истории и предыстория. Крым не был в поле интересов Центральной Рады в 1917-1918 годах, она отказалась от Крыма.

– То есть в 1917 году в Киеве не рассматривали эту территорию как украинскую?

– Вот в том-то и дело, что не рассматривали и не интересовались. Понимаете, тогда там были литераторы, во главе Центральной Рады. Ну, Грушевский-историк был. А представители «практической» политики, молодая поросль, так сказать, была очень слабой, не влиятельной и не эффективной. Тем не менее, в Крыму, шли процессы поддержки Украины и украинизации, и очень сильные.

– А в чем это выражалось?

– Есть книга воспоминаний известного военачальника Юрия Тютюнника, генерал-хорунжего, который в те времена во время свержения царского правительства был прапорщиком в одном из полков, расквартированном в Симферополе. Так вот, этот полк стихийно стал украинским. То есть его самостоятельно сделали украинским. Несколько таких вот прапорщиков и поручиков интеллигентов, они его украинизировали. Ведь 90% военных в этом полку было из Украины. И сделали они это без всякой поддержки Киева.

– А как происходила такая украинизация? Офицеры говорили, что мы теперь служим Украинской Народной Республике? Или это происходило как-то по-другому?

– Части переформировывались по национальному признаку, добровольно разделялись. А летом 1917 года формировались и крымскотатарские части – из резервных, и некоторые из тех, что были оттянуты с фронта. В Севастополе командующий второй эскадрой броненосцев, контр-адмирал Остроградский поднял еще в октябре 1917 года над эскадрой сине-желтый флаг. Понимаете? И если мы посмотрим результаты выборов в учредительное собрание, в конце 17-го года, то там достаточно сильное влияние украинских партий. Хотя Центральная Рада не обращала на Крым никакого внимания. В Крыму была провозглашена крымскими татарами Крымская Народная Республика. Это была попытка создания крымскотатарского государства. Кстати, право голоса крымскотатарские женщины получили на 3 года раньше, чем гражданки Соединенных Штатов Америки. Это было первое мусульманское государственное образование, где женщины получили право голоса наравне с мужчинами! Но большевики в начале 18-го, в этом вакууме власти, сделали свое дело. У них не было большинства ни на флоте, ни в армейских подразделениях, но у них была решимость. И вот эти тогдашние «зеленые человечки» устроили на полуострове такой террор, который был обращен, в первую очередь, против интеллигенции и крымских татар. Это страшные вещи… Они описаны очень хорошо в книге Российского историка Сергея Мильгунова «Красный террор». Страшные вещи. Вот поэтому, когда в апреле 18-го года в Крым вошел запорожский корпус Петра Болбочана, как вспоминали потом в своих мемуарах участники этого похода, то их встречали настолько радостно, как не встречали даже на материковой Украине.

– Это было первое мусульманское государственное образование, где женщины получили право голоса наравне с мужчинами! Потому что в Крыму уже знали, что такое красный террор?

– Да, знали, что такое красный террор, и они радостно встречали украинские войска. Им на помощь приходили и крымскотатарские добровольцы, и немецкие войска, которые шли вслед за ними. Именно немцы не дали украинским войскам взять Севастополь. Не дали Украине взять под свое командование Черноморский флот, и корпус Болбочана был выведен по немецкому требованию из Крыма. А у власти поставили генерала Сулькевича.

– Сергей, а почему если Крым не входил в поле зрения Украинской народной республики, Болбочан пошел со своим корпусом в Крым?

– Он был очень инициативным и грамотным профессиональным военным. Еще со времен Первой мировой войны, еще с царской армии. И поэтому он пошел, не озираясь на Киев, в Крым, видя политический запрос в этом. И немцы, которые были юридически союзниками Украины, побоялись усиления Украины. Побоялись, что если Украина овладеет Крымом, то договорится с крымскими татарами, которые восстановили свое правительство к этому времени. Поэтому они решили отделить Крым от Украины и поставили там у власти генерала-лейтенанта Сулеймана Сулькевича. Сулькевич был литовским татарином. До этого он был Матвей, но стал Сулейманом. Это был очень неудачливый политик, и после Крыма он стал министром обороны Азербайджана. В 1920 году он не сумел ничего противопоставить большевистской агрессии и был схвачен и расстрелян чекистами. В общем это достаточно трагическая персона, но эта трагедия была обусловлена его определенными минусами в смысле политика. Потому что военный он был хороший, а вот как политик – достаточно провальный. Вот Сулькевич в 1918 году и решил переждать мировую войну в отдельно взятом Крыму со своим правительством.

– А какое государство он создавал в Крыму в 1918 году?

– Это было нечто аморфное... Вот был просто Крым и крымское правительство. Это конец апреля - начало мая, переход власти. И Скоропадский не был, конечно же, тем идеалом политика, каким его сейчас делают. Но он действовал более рационально, скажем так. И кроме того, у него министром иностранных дел был Дмитро Дорошенко. Это потомок рода, который дал двух гетманов Украине. Человек авторитетный и хорошо образованный. А руководителем информационного агентства, по-нынешнему – министром информации, был доктор Дмитро Донцов. Он был он очень эффективным министром.

Крым экономически и геополитически Украине, конечно же, был нужен. А на полуострове были достаточно сильные проукраинские силы. В Севастополе тихо, шаг за шагом, происходила украинизация Черноморского флота. Без громких каких-то деклараций и так далее, корабли, которые остались, переходили под контроль Киева. Но надо сказать, что матросов там осталось мало, они в основном разбежались по домам, и флот был, прямо скажем, не боеспособен.

– Ну и все равно флот продолжали контролировать немцы…

– Да, немцы контролировали. Но, тем не менее, корабли уже под украинскими флагами стояли. Некоторые выходили в море и патрулировали побережье, боролись с контрабандой и так далее. В правительстве Скоропадского были разные влиятельные силы, и оно было очень разнородным. Но были и силы, которые хотели «большой Украины». Дело в том, что в это же время была провозглашена Кубанская Народная Республика, так вот Кубанская Рада и правительство кубанское высказывали желание объединиться с Украиной. И посылались официальные делегации и так далее... Логично, что и Крым должен был стать частью Украины, ну и Кубань – на правах автономии.

– Сергей, а скажите, вот эта история с блокадой, когда до нее дошли в 1918 году?

– А до нее дошли уже во второй половине лета 2018 года. С одной стороны, в Крыму были размещены немецкие гарнизоны и прерывать их снабжение было невозможно. Был Черноморский флот, который тоже надо было кормить, хотя это были и остатки флота. И вот нашлись экономические рычаги давления на правительство Сулькевича. Были перекрыты поставки не только со стороны Украины, а это были самые разные вещи, начиная с зерна и заканчивая дровами, – но были перекрыты поставки и из Крыма в Украину

– А что же поставлялось из Крыма?

– В 1918 году как раз был отличный урожай садовых и бахчевых культур и винограда. И вот это все начало гнить. В этих условиях крымские предприниматели взмолились: «Нам же предлагают очень выгодные условия. Автономия, собственный парламент, собственное правительство и собственное вооруженное формирование. Давайте согласимся на эти условия, давайте взаимовыгодно торговать и жить в одном государстве на правах автономии».

– Чем закончились эти переговоры между Крымом и Киевом?

– Предварительным соглашением о вхождении Крыма в состав Украины на правах автономии. Но тут вмешалась геополитика. Понимаете, иногда большие политические процессы бывают очень неожиданными. Ясно было, что после того, как в войну вступили США, всем центральным государствам – Германии, Австро-Венгрии, Болгарии и Турции – против Антанты не устоять. Это в перспективе. Но то, что все развалится к 1918 году, никто не прогнозировал…

– Это произошло вообще неожиданно…

– А это произошло для всех неожиданно. Вот Антанта планировала боевые действия и в 1919 году, и что они, может быть, только в 1920-м закончат. И тут вдруг происходит такой геополитический обвал, и все эти решения на практике реализованы не были. То есть это те исторические случайности, которые связаны, конечно же, с историческими закономерностями. Но если бы вот такое позиционное стояние на западе продолжилось еще полгода-год, соглашение между Киевом и Крымом было бы реализовано.

– Но, к сожалению, история не знает сослагательных наклонений. Я буду очень рад продолжить беседу на тему истории Крыма.

Рекомендуємо прочитати

Українська поліція затримала кримінального авторитета з Грузії

На Житомирщині поліція затримала кримінального авторитета на прізвисько "Зурік", він громадянин Грузії та збирався налагодити в Україні "бурштиновий бізнес"....

Це може бути цікавим

У кого Кабмін відбере субсидії та чи можна інакше

Те, за яким механізмом скорочують субсидії, хто має шанси їх зберегти та яким чином можна зменшити тарифи для всіх проаналізував "Соціальний рух"....

загрузка...

Схожі публікації

Дивіться, що пишуть

Джастин Бибер представил новую песню

Несколько недель назад Джастин Бибер досрочно прервал свой гастрольный тур, однако поклонникам певца теперь есть, чем утешаться: вечером в минувший четверг Джаст....