На юрфаке мою защиту экзаменационная комиссия назвала лучшей. Думаю, «лучшей» значило «яркой и угарной». Тема была про международно-правовые проблемы признания самопровозглашённых государств.

Дипломатическую магистратуру заканчивал с диссертацией о функционировании органов дипломатии в условиях автаркии.

Экономике автаркийного рынка была посвящена уже кандидатская.

Эти компетенции, собравшиеся в пучок, побуждают некоторых старых приятелей — тех, кто топит за ЛНР-ДНР — звать в Новороссию. Помогать строить её дипломатию и экономику. Автаркийное всё в условиях самопровозглашения.

Мы ответим иначе:

Мощным акционистским приколом была бы волна захватов некими неопознанными «вежливыми чёрными человечками» (не подчиняющимися ни МВД, ни СБУ, ни ВСУ) российских дипучреждений в / на Украине. Формально с государства Украина взятки гладки: оно не при делах.

Ещё формально — нарушение принципа экстерриториальности посольств и консульств. Формально это также casus belli, повод для объявления войны.

Кому Россия может объявить войну? Чёрным человечкам? Но ведь действует автономистский организационный момент: нет структур, нет членства, нет позиционирования. – Лишь случайная сумма атомарных персон, в одночасье встретившихся в одном месте и, вне сговора, захвативших российские экстерритории. Украинский официоз от действий неких граждан (и граждан ли вообще?) открещивается. Знать их не знает. Со стороны Украины это даже не демарш.

Можно сделать человечкам паспорта непризнанных государств типа Либерленда. Ещё круче: Вестарктики. Пусть российская власть шлёт ноты протеста и войска, ну, давайте скажем, на отсутствующую территорию Великого Герцогства Вестарктика (территория страны – некоторое количество гигабайт памяти на жёстком диске и сервере).

Россия, конечно, подумает обратиться к силовикам Украины с требованием защиты своих дипломатических представительств. Но как обратиться, если межгосударственные отношения по линии силовых министерств расторгнуты? При этом Россия Украину признаёт как государство. – Формально-процедурная неувязочка.

Тогда Россия может под предлогом защиты своих дипломатов отважиться на ввод войск или десантирование солдат. Однако, поскольку государство Украина не предпринимало никаких недружественных действий по отношению к России, российское вторжение будет рассматриваться как акт прямой агрессии. Если кому-то надо раскачать ситуацию до открытого объявления войны – можно подумать.

Россия может начать заводить силы отдела спецопераций под видом гражданских, прибывающих рейсами в Киев, Харьков и другие города. Создать какой-нибудь «Комитет Освобождения Русских Экстерриторий» — лишь бы самой не заявляться как государство. Но и столкновения оккупантов с комитетчиками – инфоповод.

Можно даже сделать поддельные паспорта РФ чёрным человечкам. Тогда всё иронически смешается в абсурдный клубок: российские паспорта, вежливые человечки, державное «нас тут не стояло», оккупация, фейковые государства. Россия достойна получить такой замес.

Ещё сценарий: брать в группы чёрных человечков / оккупантов настоящих россиян, коих полно в добробатах, и двадцатка на родине им светит сама по себе. Реализация, пусть в виде фарса, другого русского мира.

Захватив российские учреждения, следует, по возможности, ненасильственно мотивировать дипсотрудников покинуть здания. Если захват производится силами россиян, то надо заявить о том, что занимаемые дипучреждениями территории объявляются штабами освобождения России. Если отмораживаться совершенно – можно троллить Кремль декларацией о выходе из состава Российской Федерации в одностороннем порядке. Или имитировать, к радости новостных агентств, сепаратистские референдумы, нервируя федеральный центр.

По правде говоря, правом выхода обладают субъекты федерации, к коим не относятся посольства и консульства. Последние считаются как бы репрезентаторами самой федерации, т.е. территорией государства вообще, а не входящих в его состав республик. За ними не предусмотрено право выхода из состава федерации. Вернее, не прописана такая возможность, равно как и её отсутствие. Тут будет интересно с точки зрения восполнения лакун права.

Интересно будет, если оккупанты выступят с декларацией о смене режима в стране, с объявлением чрезвычайного правительства и провозглашением сепаратной Другой России. Какие-то развесёлые страны могут даже – теоретически – признать правительство Другой России и установить с ней дипломатические связи. Тогда оккупанты становятся сами дипломатами. Ситуация «две страны – два государства или две страны – одно государство» знакома нам по китайско-тайваньскому казусу.

Можно провозгласить совершенно новое государство; например, Консулатскую Республику. Конвенция Монтевидео 1930 года оговаривает, что среди признаков правосубъектного государства – наличие территории.

Пожалуйста, территория есть. А объявлять на ней можно что угодно.

Салман Север,  эксперт, политэмигрант



загрузка...

Читайте також

Коментарі