Украина отошла на второй план Кремля

Украина отошла на второй план Кремля

В конце сентября Путин приедет в Нью-Йорк с первой за 10 лет речью к Генассамблее ООН. Его выступление на сессии будет самым ожидаемым.

Владимир Путин возвращается. Просидев больше года в изгнании из-за агрессии в Украине, российский президент снова вышел на главную сцену мировой политики, назначив себя незаменимым арбитром в сирийской гражданской войне.

Для Путина первый квартал 2014-го начался с эйфории от проведения самых дорогих в истории зимних Олимпийских игр и стремительной аннексии Крыма. Но вскоре дела пошли не так хорошо. Запад ввел персональные санкции в отношении приближенных к нему бизнесменов и чиновников, вычеркнул Москву из большой восьмерки, а сам Путин стал изгоем. Тогдашний премьер Австралии Тони Эбботт угрожал «повалить» Путина на ноябрьском саммите G20 в Брисбене в стиле австралийского футбола. Главе Кремля пришлось преждевременно покинуть саммит с задетым эго.

Чуть меньше месяца назад Путину пришлось издалека наблюдать за тем, как канцлер Германии Ангела Меркель принимала в Берлине украинского президента Петра Порошенко и президента Франции Франсуа Олланда в День независимости Украины. Меркель неловко объяснила, что целью встречи было укрепление так называемого «нормандского формата» — неформальной группы лидеров четырех государств, куда входит и Путин.

Это было тогда. Но с начала сентября в Восточной Украине, наконец, наступила тишина. Перестановки в руководстве Донецкой сепаратистской республики смахивали на избавление от бескомпромиссных идеологов. В то же время Путин выдвинул идею глобальной коалиции по борьбе с распространением Исламского государства в Сирии и подтвердил, что Россия оказывала военную поддержку режиму Башара Асада. Обсуждение российских воздушных ударов «преждевременно», отметил Путин, подразумевая, что в нужное время он использует и эту тактику.

Сирия у всех на уме. На Ближнем Востоке подрываются целые страны. Соединенные Штаты и их региональные союзники разочарованы тем, насколько долго Исламское государство противостоит их воздушной кампании. Европейский Союз борется с наплывом сирийских беженцев. В этот момент на горизонте возникает Путин – единственный мировой лидер, который может говорить с Асадом, и у которого есть средства для того, чтобы изменить счет между возглавляемой США коалицией и Исламским государством.

В конце сентября Путин приедет в Нью-Йорк с первой за 10 лет речью к Генассамблее ООН.  Его выступление на сессии будет самым ожидаемым. Для Путина это шанс напомнить миру, в частности, Соединенным Штатам, что Россия остается великой державой, и другие государства могут игнорировать или изолировать ее лишь на свой страх и риск.

Путина часто сравнивают с шахматистом, продумывающего все на 10 ходов вперед. Но если и существует какой-либо вид спорта, характеризующий политику Путина, то это его любимое дзюдо. В этом спорте учат вынуждать сильных соперников терять равновесие. Тактическая хитрость превосходит стратегическое видение. Путин часто выставляет западных коллег трусливыми и неуклюжими, поскольку реагирует на события более решительно, не беспокоясь о негативной реакции СМИ или электората.

Еще одно клише про Путина заключается в том, что он — загадочный бывший шпион. Хотя он любит время от времени делать хорошие сюрпризы, однако в целом Путин остается, наверное, одним из самых публичных российских лидеров. Государственные медиа раболепно передают каждое высказывание президента. Пресс-служба Кремля постоянно обновляет его двуязычный сайт, создавая видимость большой активности. Мотивы Путина редко бывают скрытыми длительный период времени.

Чтобы выступить на сессии Генассамблеи ООН после столь напряженного года, Путину не нужно, чтобы остальной мир концентрировался на его приключениях в Украине. В конце концов, 100 стран-членов ООН поддержали резолюцию, признающую аннексию Крыма недействительной, и только 11 проголосовали против. Гораздо выгоднее приехать в Нью-Йорк с другим предложением, а именно сохранить Сирию от захвата Исламского государства.

«Россия предлагает сформировать широкую коалицию для борьбы с экстремизмом. Она должна объединить всех, кто готов осуществлять, или уже осуществляет реальный вклад в борьбу против террора, как вооруженные силы Ирака и Сирии», — сказал Путин в четверг. «Мы поддерживаем сирийское правительство против террористической агрессии. Мы предоставляем им, и будем предоставлять в будущем, необходимую военную и техническую поддержку, к чему призываем и остальные государства», — добавил российский президент.

То, что Запад и многие арабские государства считают сотрудничество с Асадом недопустимым, вопрос второстепенный. Путин позиционирует себя, как государственного деятеля с альтернативой американской политике, которая не действует. Таким образом, Россия является не частью проблемы, а частью ее решения, говорит Путин. Не все ему поверят, однако внимание снова будет приковано к его персоне.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху планирует посетить Россию в понедельник, чтобы обсудить увеличение российских сил в Сирии. С начала сентября госсекретарь США Джон Керри провел уже три телефонных разговора со своим российским коллегой Сергеем Лавровым. Белый дом, тем временем, не знает, стоит ли Обаме, — который приложил максимум усилий, чтобы игнорировать Путина, — удостоить российского президента встречей в кулуарах сессии Генассамблеи ООН.

Головоломка относительно того, стоит ли говорить с Путиным или нет, мучает и европейских лидеров. Причем еще с момента аннексии Крыма. В конце августа Меркель не посчитала нужным пригласить его в Берлин на встречу с Олландом и Порошенко. Однако уже через две недели Кремль объявил, что Путин встретится с тремя лидерами 2 октября в Париже.

Торопливое выполнение режима прекращения огня в начале сентября показывает, насколько сильно Кремль контролирует пророссийских сепаратистов в Восточной Украине. Главный немецкий дипломат заявил, что саммит в Париже стал возможен благодаря позитивным сдвигам и желанию продолжить минский процесс по мирному урегулированию конфликта.

В настоящее время для Кремля Украина отошла на второй план. То, что немецкий МИД решил интерпретировать как прогресс, скорее всего, является просто отсрочкой. После ажиотажа вокруг выступления Путина в Нью-Йорке встреча в Париже станет его кругом почета, как победителя.

Перевод НВ

Текст публикуется с разрешения автора

Изначально опубликовано на Reuters

Больше мнений читайте здесь



загрузка...

Читайте також

Коментарі