Самая неблагодарная профессия в современной России — это политический аналитик.

Об этом в статье «Упростим безумство» на  Гранях пишет Виталий Портников.

Совершенно даже неважно, является этот аналитик честным профессионалом, пытающимся найти логику в действиях российской власти, или же обслугой Кремля, клепающей комментарии под диктовку мелкого чиновника из администрации. И тот, и другой неизбежно придут к ситуации, когда любые попытки объяснить происходящее логическими мотивами натолкнутся на стену безумия.

Потому что труднее всего анализировать белую горячку.

Вот, например, с Якуниным и всей этой комедией с Совфедом. Одни писали, Путин пристраивает своих, из кооператива. Другие, «правильные», — что талантливый менеджер решил сосредоточиться на государственной деятельности. Одни писали, что власть подделала президентский указ о присвоении посольского ранга. Другие напоминали о солидном стаже дипломатической работы Якунина. А Якунин взял и послал и Путина, и Совфед. Говорят, что его не устроили марка служебной машины и место для кабинета. И как это объяснить?

Или с Донбассом. Одни говорили, что Путин хочет впихнуть придуманные им республики обратно в Украину, чтобы создать там зону собственного влияния, и потому навязал Украине минские соглашения и особый статус оккупированных районов. Другие — что Путин спасает гонимый народ Донбасса и защищает его права, потому и добился в минских соглашениях особого статуса для братского региона. А Путин взял и объявил в «республиках» нарушающие соглашения выборы — хотя и Меркель, и Олланд просили его не устраивать комедию и грозили санкциями. И в чем тогда был смысл минских соглашений для Москвы?

Конечно, и в этой ситуации придумать можно что угодно, сурковские ребята стараются вовсю — но логики все равно нет.

И так во всем. Истории с Якуниным и донбасскими выборами — только самая яркая иллюстрация броуновского движения российской политической жизни. Конечно, за всем этим движением при желании можно увидеть серьезный план, геополитический размах, коварную игру. Но для такого видения нужно быть уже не российским аналитиком, а западным.

Западный аналитик просто не может поверить, что такой огромный корабль, как Россия, мотается по политическому океану исключительно по воле волн и сиюминутных желаний своей проворовавшейся команды. Он склонен приписывать российскому президенту и его окружению собственный интеллект и гибкость мысли. Западный аналитик не читает Глазьева. Он верит Толстому. Причем, к сожалению, не Петру, а по-прежнему Льву. Самая главная фраза западного аналитика, которой он опровергает все ваши доводы, звучит сакраментально: «Да что вы говорите! Это огромная страна! Там ведь не может не быть умных людей!»

Российский аналитик точно знает, что может. Поэтому он больше не живет в мире гениальных геополитических задумок и непростых кадровых раскладов. Российский аналитик живет в мире инфузории-туфельки. Куда туфелька, туда и он. Решила туфелька пойти в сенаторы — он за ней. Передумала — ну ладно. Решила туфелька прослыть миротворцем — отлично. Передумала — ну что делать. Интересно, куда завтра поплывет?

Именно поэтому правильному российскому аналитику куда проще, чем остальным. Позвонят туфельки из администрации, все объяснят, он даст комментарий или даже напишет доклад. Этот доклад прочтут западные аналитики и сделают вывод о глобальных замыслах. Так и будут бегать вокруг водоема, пока он не засохнет вместе с туфельками.

А всем остальным остается сочинять фельетоны.



загрузка...

Читайте також

Коментарі