Александр Панов

для Новой Газеты

Главная интрига предстоящей поездки Владимира Путина в Нью-Йорк на Генеральную Ассамблею ООН сегодня выглядит так: состоится ли отдельная встреча президентов США и РФ? Москва посылает сигнал: Путин готов встретиться. Белый дом готовность Обамы не подтверждает. Но российские танки и самолеты в Сирии могут этот диалог ускорить.

Слово пресс-секретарям. «Президент Путин всегда открыт для диалога, тем более со своим коллегой президентом Обамой», — говорит Дмитрий Песков. «Когда наша команда и, что самое важное, наш президент решат, что разговор с президентом Путиным будет способствовать продвижению наших интересов, тогда он (Обама. — А.П.) снимет трубку и попробует организовать этот звонок», — заявляет Джош Эрнест.

Впрочем, сообщает New York Times со ссылкой на источники в администрации, в Белом доме изучают целесообразность проведения встречи президента Обамы с российским лидером в Нью-Йорке. По данным газеты, последние действия Кремля в Сирии застали администрацию врасплох. «Не впервые возникает ситуация, когда истинные мотивы президента Путина довольно сложно разгадать, — заявил пресс-секретарь Белого дома. — Процесс принятия решений в этой стране довольно непрозрачный». Эрнест возможность встречи допускает, несмотря на то что у собеседников «несогласие во взглядах по большинству вопросов, которые они обсуждают». Белый дом встревожен действиями России в Сирии.

Главы внешнеполитических ведомств Керри и Лавров обсуждали эти действия в ходе уже третьего за последнее время телефонного разговора. Керри сообщил, что российская сторона предложила провести двусторонние военные переговоры, добавив, что его коллега Лавров предположил, что они помогут договориться с Пентагоном о том, как избежать «непреднамеренных инцидентов» в Сирии.

Между тем израильский премьер-министр Нетаньяху прибывает в Москву, чтобы получить ответы на вопросы, возникшие в связи с размещением в Сирии российской военной техники и военного персонала. Глава израильского правительства также серьезно обеспокоен возможной передачей российского оружия группировке «Хезболла». New York Times, например, сообщила о прибытии на воздушную базу южнее сирийской Латакии шести танков Т-90, 15 гаубиц, 35 бронетранспортеров, 200 морских пехотинцев и быстровозводимого жилья для 1500 человек. Сообщается и о переброске российских военных и техники из Латакии в четвертый по величине город Сирии — Хаму. И все это происходит на фоне уже второго визита в Москву иранского генерала Касема Сулеймани, командующего спецподразделением «эль-Кудс», внесенного в черный список ООН, о чем сообщают израильские источники.

Президентские дебаты: что делать с Россией?

«Если бы вы были президентом, как бы вы заставили русских уйти из Сирии?» — этот вопрос был задан в ходе теледебатов кандидатов в президенты от Республиканской партии, состоявшихся в среду вечером в Калифорнии в президентской библиотеке Рональда Рейгана. Дебаты собрали рекордную аудиторию у телеэкранов и в интернете. 30-секундный рекламный ролик в перерывах трансляции обошелся заказчикам в 200 тысяч долларов. Вопрос про Россию и Путина в разгар дебатов, за которыми следит вся Америка, — свидетельство того, что эта тема действительно интересует не только журналистов, но и рядовых американских избирателей.

Неожиданный лидер рейтингов, эксцентричный миллиардер Дональд Трамп, выглядевший на этих дебатах непривычно сдержанно, тем не менее своей позиции не меняет: он смог бы договориться с Владимиром Путиным. «Прежде всего, русские должны вас уважать. А у него (Путина) нет никакого уважения к президенту Обаме. Абсолютный ноль», — заявил Трамп. Он изложил свое видение ситуации: пусть режим Асада и исламисты передерутся, а США вообще не должны вмешиваться в сирийскую войну: «Сирия — это полный бардак. Я думаю так, мы боремся с ИГИЛ (деятельность данной организации запрещена на территории РФ. — Ред.). ИГИЛ хочет драться за Сирию. Почему мы должны воевать с ИГИЛ в Сирии? Пусть они воюют друг с другом и забирают себе остатки… Я бы поговорил с Путиным, я бы нашел с ним общий язык. Я могу ошибаться, и в этом случае придется выбирать другой путь, но я поговорил бы с большим числом мировых лидеров, с которыми наша страна не разговаривает… И в результате мы получили бы гораздо более стабильный мир». — «И это всё? — уточнил ведущий. — Вы бы просто поговорили с Путиным?» — «Да, — настаивал Трамп, — мы бы обсудили и это (Сирию), и Украину, и все проблемы, разделяющие наши страны».

Сенатор Марко Рубио из Флориды заявил, что у него, в отличие от Трампа, есть понимание того, что именно делают Россия и Путин. Рубио предположил, что в ближайшие несколько недель Россия начнет воздушные боевые действия в Сирии, но не против ИГИЛ, а чтобы поддержать Асада. Сенатор заявил, что Россия попытается ослабить влияние США в регионе: «Путин хочет восстановить геополитическую силу своей страны. Он назвал распад СССР величайшей геополитической катастрофой XX века. Он хочет всё повернуть вспять. Он старается разрушить НАТО. Он использует вакуум, который оставила после себя на Ближнем Востоке нынешняя президентская администрация… Он пытается убедить страны региона в том, что Америка больше не является надежным партнером Египту, Саудовской Аравии и другим… Он хочет заменить нас в качестве единственного влиятельного брокера на Ближнем Востоке. И наш президент позволяет ему это делать».

Карли Фиорина — единственная женщина среди участников республиканских дебатов — была настроена наиболее радикально: «Встретившись с Владимиром Путиным, я бы не стала говорить с ним вообще. Мы слишком много разговаривали с ним. Вместо этого я бы немедленно распорядилась переукомлектовать 6-й флот, развернуть программу противоракетной обороны в Польше, проводила бы на регулярной основе совместные военные учения на территории Балтийских стран, мы послали бы еще несколько тысяч военнослужащих (на базы) в Германию. Владимир Путин понял бы это послание». Фиорина отметила, что еще один визит в Москву иранского генерала Сулеймани доказывает, что Россия и Иран выступают единым фронтом, чтобы сохранить режим Башара Асада. «Владимир Путин остановится только тогда, когда увидит перед собой силу… Дать союзникам то, что они хотят: египтянам — разведку, иорданцам — бомбы и амуницию, курдам — оружие». Бывшая глава Hewlett-Packard сорвала аплодисменты зала. Сенатору Маккейну подобная решительность наверняка понравилась.

Сенатор Рэнд Пол призвал к продолжению диалога с Россией. «Мы вели переговоры с Россией в период холодной войны, когда ситуация была гораздо серьезнее, чем сейчас, — напомнил потомственный политик, сын бывшего конгрессмена Рона Пола. — Мы должны взаимодействовать со странами мира, нам нужно взаимодействовать и с Россией». При этом сенатор уточнил, что это «не означает, что следует безучастно следить» за действиями Москвы.

Помощь требуется

Меж тем в США громкий политический скандал вызвало интервью главы центрального командования американской армии генерала Ллойда Остина изданию Foreign Policy. Генерал признал, что за несколько месяцев в Турции американские инструкторы подготовили около 60 бойцов так называемой умеренной сирийской оппозиции. В июле их переправили в Сирию для борьбы с группировкой «Исламское государство», однако в течение несколько дней их перебили боевики группировки «Джебхат ан-Нусра» (деятельность данной организации запрещена на территории РФ. — Ред.). На обучение этих оппозиционеров ушло более 41 миллиона долларов. На одного бойца, подсчитала пресса, Пентагон истратил более 600 тысяч долларов.

Откровения генерала вызвали шок на Капитолийском холме. «Да это шутка!» — не поверила Остину сенатор Келли Айотт. «Это просто полный провал», — констатировал сенатор Джефф Сейшнз. В конце прошлого года американский конгресс одобрил выделение полумиллиарда долларов на боевую подготовку бойцов сирийской оппозиции. Теперь, признают в администрации, в программу необходимо внести срочные изменения.

Что скажет Путин в ООН?

На Генассамблее Обама и Путин выступают в один день — 28 сентября.

Политологи рассуждают о том, что, увеличивая военное присутствие в Сирии, предлагая создать новую коалицию против ИГИЛ (на фоне тех неудач, которые терпит администрация Обамы), Кремль ставит задачу — добиться возобновления полномасштабного внешнеполитического диалога с США: о Сирии, об Украине, о мировом порядке. Глава Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин полагает, что в этих рассуждениях есть доля истины, однако ставки Москвы в Сирии выше, чем «возобновление политического танго с Вашингтоном». Россия последовательно помогала и продолжает помогать президенту Сирии Асаду, и в связи с ухудшением ситуации на фронтах, потерей правительственными силами всё новых территорий, эта помощь наращивается. «Россия помогает Асаду уничтожить как можно больше боевиков ИГ, потому что в рядах «Исламского государства» есть люди, говорящие по-русски, российская составляющая, и в этом Москва видит себе угрозу», — отметил эксперт. Тренин убежден, что действия России в Сирии нельзя сравнивать с Афганистаном: «Россия отправляет туда несколько самолетов, несколько пилотов, советников, но воевать на земле и проливать кровь в боях будут скорее сирийцы, иранцы, боевики «Хезболлы», чем российские солдаты».

«Президент Путин отчаянно старается продемонстрировать, что он — та сила, с которой в остальном мире должны считаться, с которым надо договариваться и которого нельзя изолировать, — заявил Эндрю Вайс, вице-президент вашингтонского Центра Карнеги, бывший советник президента Клинтона по России. — То, что мы видим в Сирии, — еще одно свидетельство возможностей русских действовать быстро, импровизировать. Я бы назвал это «классическим путинским оппортунизмом». Он (Путин) хочет встретиться с Обамой, выглядеть ведущей фигурой в решении международных проблем и в то же время возлагать на Запад ответственность за происходящее в Сирии».

Политологи отмечают, что вероятность встречи Обамы и Путина на полях Генассамблеи довольно велика. Два лидера общались в кулуарах саммита АТЭС в Пекине, были рядом на саммите «Двадцатки» в австралийском Брисбене. «Менее всего, — полагает Эндрю Вайс, — Белому дому нужна еще одна безуспешная попытка убедить Москву изменить политику в Сирии, результат которой будет выглядеть так: «Обама старался, но Путин по-прежнему идет собственным курсом».

«Обама склонен скорее договариваться, чем отказаться от переговоров, — пишет New York Times. — Это доказывают контакты его команды со «старыми врагами Америки» — Ираном и Кубой. Но в случае с Путиным, — отмечает газета, — прошлые попытки общения не дали результатов. Обаму многие ругают за соглашение с Ираном. Попытка возобновить дипломатический диалог с еще одним антиамериканским лидером может быть расценена оппонентами Обамы как проявление слабости».

В Вашингтоне ждут от выступления российского президента в ООН повторения уже звучавших тезисов.

Эндрю Вайс: «С большой долей вероятности мы услышим (от Путина. — А.П.) звучавшие ранее заявления про успехи исламистов, про то, что война в Сирии вызвала потоки беженцев в Европу, что в мире господствует закон джунглей, и только Совет Безопасности ООН правомочен создавать международную военную коалицию против ИГИЛ, а все другие коалиции незаконны. Я ожидаю повторения старых мотивов. Идея Путина о том, что он может возглавить подобную широкую коалицию, включив в нее каким-то образом и президента Асада, на мой взгляд, не будет воспринята серьезно. Я думаю, одними широкими жестами и цветистой риторикой не решить застарелые и глубокие проблемы».

Дмитрий Тренин: «Россия, увеличивая военные силы в Сирии и не спрашивая на то ни у кого разрешения, создает позицию, в которой, как она полагает, будет легче достигнуть если не конкретного соглашения с США, то хотя бы некого взаимопонимания. Все это происходит в тот момент, когда отдан приказ не стрелять в Донбассе, а Путин по пути в Москву из Нью-Йорка сделает остановку в Париже, чтобы обсудить ситуацию в Украине на саммите «нормандской четверки». Россия хочет переключить мировое внимание с востока Украины на Сирию, где, не устает повторять Путин, коренные интересы США, Европы и России очень схожи, и только «неправильная» американская политика препятствует плодотворному сотрудничеству этих стран против общих врагов».

В оставшиеся дни команде Обамы предстоит взвесить все pro и contra и решить, стоит ли брать трубку телефона и встречаться ли с глазу на глаз с российским президентом.

Вашингтон



загрузка...

Читайте також

Коментарі