Кремль выбирает новую тактику: что будет с «ДНР-ЛНР»?

Кремль выбирает новую тактику: что будет с «ДНР-ЛНР»?

С чем связано затишье на Донбассе, будет ли Россия сдавать оккупированные территории, и почему Кремль меняет тактику в отношении Украины, — мнение Лилии Шевцовой для «Апострофа».

Частичное прекращение огня и затишье на Донбассе явно свидетельствуют об исчерпании определенной модели в политике Кремля. Речь идет о модели силового прессинга на Украину. Кстати, эта модель на протяжении 2014-2015 гг. уже претерпела серьезные изменения в сторону сужения поля для российского прессинга. Москва уже давно ищет возможность выйти из силового варианта — во-первых, без потери лица и, во-вторых, при сохранении механизма влияния на Киев.

Сейчас, как ощущается, затишье на Донбассе является одним из тактических элементов в попытках Кремля выйти из открытой конфронтации с Западом и предложить Западу новую сделку — идею глобальной антитеррористической коалиции. Путину, который будет участвовать в Генеральной ассамблее ООН, нужен образ миротворца и борца с международным терроризмом. Но не будем забывать, что в кремлевском арсенале остаются и силовые инструменты. Стремление к некоторой разрядке в отношениях с Западом — не есть отказ от его сдерживания, но уже без открытой конфронтационности.

Не думаю, что возвращение ДНР-ЛНР в состав Украины в ближайшей перспективе реально при сохранении открытой границы с Россией и сепаратистского контроля за этими образованиями. А полностью сдать эти анклавы Кремль вряд ли готов. И даже если Кремль их сдаст, готов ли Киев взять на себя эту обузу? Это уже вопрос к вам (к Украине, — «Апостроф»).

Москва хочет выйти из санкционного режима. Москве не нужна «черная дыра» на Донбассе, которую нужно будет содержать. Москва будут ужесточать контроль за границей с Украиной с целью прекратить поток оружия и сепаратистов с оружием на территорию России через Ростовскую область. Это понятно.

В Кремле, судя по всему, есть понимание тупиковости ловушки, в которую он (с Путиным) себя загнал. Сейчас речь идет о выходе, который не ломает модель выживания, которую Кремль создал в последние несколько лет — через сдерживание Запада. Думаю, что идет поиск апробации варианта, который можно назвать «давление через шантаж потенциальным насилием». Кремль проиграл, если речь идет о претензиях на право безграничного насилия в отношении Украины. Но Кремлю удалось добиться того, что Украина остается в нейтральной стратегической зоне вне гарантий НАТО защищать ее суверенитет.

У Путина есть возможность согласиться на замораживание конфликта и ресурсы для его поддержания и обострения, если ему это понадобится. Но в дальнейшем Кремль, скорее всего, будет использовать иные инструменты давления — в первую очередь, экономические и работу с украинской элитой. Хотя остаются и инструменты силовой дестабилизации ситуации в Украине. Для Москвы Украина остается фактором внутренней повестки дня. Так что затишье означает лишь смену кремлевской тактики, но не стратегии.



загрузка...

Читайте також

Коментарі