Америка готовит ответ на «дерзкую» политику Путина в Сирии

Америка готовит ответ на «дерзкую» политику Путина в Сирии

Стоит ли Обаме встречаться с Путиным в Нью-Йорке? «Путин считает Обаму слабаком, а Обама Путина — хулиганом», — пишет NYT. Интересы США и России на Ближнем Востоке близки не более, чем на Украине, указывает Foreign Policy. Der Spiegel цитирует российских политологов: наземная операция РФ в Сирии маловероятна; «Путин хочет укрепить позиции России как важного игрока за пределами постсоветского пространства».

Обама раздумывает, стоит ли вести переговоры с Путиным о сирийском кризисе, когда они в одно время окажутся в Нью-Йорке на Генассамблее ООН, пишет The New York Times..

«Недавнее развертывание российских вооружений и техники в Сирии накалило споры в администрации Обамы, что делать с Россией: вести диалог или попытаться ее изолировать, — пишут журналисты Питер Бейкер и Эндрю Э.Крамер. — Если считать, что Украина и Сирия — зоны самых важных на планете конфликтов, то некоторые американские чиновники призывают решать обе эти проблемы через Москву, и, значит, переговоры необходимы. Другие чиновники опасаются: договоренность о встрече сыграет Путину на руку и станет незаслуженной наградой за задиристость на международной арене».

По мнению авторов статьи, инстинктивные склонности самого Обамы подталкивают его скорее к переговорам, как он показал на примере Ирана и Кубы, давних врагов Соединенных Штатов.

Кремлевский ход в Сирии застал администрацию Обамы врасплох, намерения Путина не совсем понятны, признают Бейкер и Крамер. Это один из резонов в пользу встречи: если в системе принимает решения один человек, исключительно ценно встретиться с ним. Но для Обамы, который усердно добивается изоляции Путина в наказание за нарушения суверенитета Украины, такая встреча стала бы чем-то вроде разворота на 180 градусов.

Отношения у Обамы и Путина не сложились с 2009 года, когда они впервые встретились лично. «Как говорят советники и аналитики, Путин считает Обаму слабаком, а Обама Путина — хулиганом», — говорится в статье.

В данный момент госсекретарь США Керри ратует за диалог с Россией, но некоторые в Белом доме и Госдепартаменте опасаются, что встреча в Нью-Йорке только придаст Путину смелости, передают журналисты.

Американский аналитик Пол Бониселли пишет в Foreign Policy: «В выступлении 11 сентября в Форт-Миде Обама сказал военнослужащим, что у США и России совпадают интересы в Сирии в отношении борьбы с «Исламским государством» (организация запрещена в РФ. — Прим. ред.). Но он не упомянул более важную проблему, а именно, режим Башара Асада, ведь победа над ИГИЛ — только лечение симптома этой намного более серьезной болезни».

«Ключевой интерес Америки, четко сформулированный Обамой несколько лет назад, — это положить конец режиму Асада. Однако в какой-то момент он отказался от этой миссии, и ситуация продолжила ухудшаться», — пишет Бониселли. «И, возможно, худшим результатом в геостратегическом отношении для США является то, что Россия теперь размещает войска в Сирии, защищая режим Асада».

Путин хочет вернуться к довоенному статус-кво, при котором сирийский режим оставался бы «проводником российской политики на Ближнем Востоке», пишет Бониселли. В ответ на наращивание Россией военной помощи Асаду «Обама говорит, что мы собираемся сотрудничать с российским правительством, чтобы довести до его сведения, что нельзя продолжать усиленно проводить стратегию, обреченную на провал». Зачем Путину обращать внимание на это предупреждение? — задает риторический вопрос автор.

«Когда оптимистичные разговоры перестают быть только политическим пиаром и становятся настоящим заблуждением, мы можем быть уверены: идеология берет верх над здравым смыслом. Неразумно считать, что у США и России одинаковые интересы на Ближнем Востоке, — не более, чем на Украине или в бывших советских республиках», — считает автор.

Что будет делать Обама, в то время как Путин продолжает продвигаться вперед, подпирая режим Асада и желая поражения всем оппонентам Асада, в том числе умеренным повстанцам, обученным и экипированным США? Это, безусловно, служит его интересам, но служит ли это интересам США? «Было бы бредом так думать», — заключает Бониселли.

«Мотивы, по которым Путин укрепляет военное влияние в Сирии, пожалуй, пока туманны. Однако одно уже ясно: деятельный подход России и ее дерзость резко контрастируют с той ахинеей, в которую превратилась ближневосточная политика США», — уверяет Аарон Дэвид Миллер, специалист по Ближнему Востоку, в статье для The Wall Street Journal. По мнению Миллера, «цели США противоречат друг другу» и «у Вашингтона нет ни мотивации, ни возможности их добиться».

Для России, напротив, борьба с ИГИЛ «вполне совместима с другой ключевой целью Путина, которая заключается в поддержке Асада» или, в случае его ухода, в решающем влиянии на выбор преемника, говорится в статье.

«Каким бы слабым ни оказалось в итоге российское влияние в Сирии, когда Путин принимает меры по укреплению российских позиций, он выглядит сильным. А настаивая на том, что ее главный враг — ИГИЛ, Россия делает важный шаг к созданию условий для снабжения и поддержки Асада. Возможно, Путин зазнался. Однако, когда сирийская политика США кажется спутанной и слабой, Путин выглядит дерзким — на контрасте», — пишет автор. «Хотя США заключили важный договор с Ираном по ядерной программе, поддержку Ирана в Сирии получил Путин, а не Вашингтон. Такие вещи подтверждают впечатление, что на Ближнем Востоке США играют в шашки, тогда как все остальные — в трехмерные шахматы», — сетует Миллер.

«На двух войнах «чужими руками», в которые вовлечен Запад, происходят важные перемены», — пишет журналист The Independent Ким Сенгупта. На Восточной Украине, по-видимому, начал соблюдаться режим прекращения огня, а в Сирии предпринимаются новые попытки договориться об урегулировании.

«Россия тоже вовлечена в эти войны и на данный момент занимает стратегически сильную позицию. «Замороженный» конфликт в Донбассе выгоден Кремлю, который хочет смягчения санкций», — считает автор. В Сирии Кремль открыто наращивает военное присутствие и играет ведущую роль в дипломатии.

По мнению автора, неудачная политика Запада создала предпосылки для нынешнего хаоса на Ближнем Востоке и кризиса с беженцами в ЕС.

«Теперь мы обнаружили, что Запад отклонил план России, который мог бы повлечь за собой отставку Асада», — утверждает автор. Экс-президент Финляндии Мартти Ахтисаари заявил: во время его переговоров о Сирии с постоянными членами Совбеза ООН в 2012 году полпред РФ Чуркин говорил о срочной необходимости начать диалог и изыскать «элегантный способ отставки Асада», но США, Британия и Франция отвергли план России. Ахтисаари заявил, что сожалеет об этом упущенном шансе.

«Россию, с которой Запад три года назад обошелся пренебрежительно, теперь воспринимают, особенно в Вашингтоне, как страну, которая сыграет одну из ключевых ролей в поисках этого решения. Отставные командующие британских и американских войск открыто призывают к альянсу с Россией и даже к договоренности с Асадом в целях борьбы с ИГИЛ. Действующие командующие неофициально вторят этой точке зрения», — утверждает автор.

Правда, саудиты и сирийская оппозиция в изгнании по-прежнему считают, что нельзя допускать Асада к урегулированию. Сейчас «Запад с готовностью ухватится» за «элегантный» уход Асада, пишет автор, «однако Путин непоколебим в том, что касается российской военной помощи его режиму». В Сирии именно Путин сейчас имеет больше всего козырей, считает Сенгупта.

Российские эксперты по просьбе Der Spiegel прокомментировали сообщения о переброске в Сирию российской военной техники и создании авиабазы в Джабле.

Президент Путин, отвечая на вопрос о перспективе российских авиаударов в Сирии, сказал, что «говорить об этом преждевременно». Наблюдателей эта формулировка «заставила насторожиться», но, по мнению главного редактора журнала «Россия в глобальной политике» Федора Лукьянова, вероятность того, что Россия организует в Сирии наземную операцию, невысока: «Слишком велик риск».

«Возрастает вероятность того, что в Сирии верх возьмет не умеренная оппозиция, а ИГИЛ», — считает Лукьянов, и успехи исламистов всерьез беспокоят Москву, поскольку террористические ячейки могут распространиться на ее северокавказские территории и сопредельные государства Центральной Азии.

Лукьянов не согласен с мнением, что Кремль нацелен на сохранение президентского поста за Асадом, — для него главное, чтобы в Сирии был алавитский режим, контролирующий по крайней мере часть страны. Запад слишком зациклился на судьбе Асада, хотя важнее другое — какие «элементы старого, секулярного сирийского государства еще можно спасти». Из него вполне мог бы выйти противовес боевикам-исламистам.

Директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин отметил еще один возможный мотив сирийской политики Путина: «Он хочет укрепить позиции России как важного игрока за пределами постсоветского пространства».

«Строительство военных сооружений на побережье Сирии делает возможными как силовые меры против «Исламского государства», так и удары по группировкам оппозиции. К чему склоняется Кремль, пока не ясно», — заключает автор статьи.

Источник: inopressa.ru



загрузка...

Читайте також

Коментарі