Сирия: может ли Запад сотрудничать с Россией, наказанной за Украину?

Сирия: может ли Запад сотрудничать с Россией, наказанной за Украину?

Москва поддерживает силы Асада в противовес программам США по обучению и вооружению приемлемых повстанческих группировок, пишут СМИ. Ситуация в Сирии «станет еще хуже, если США и Россия воспользуются сторонами гражданской войны как рычагами в противостоянии друг с другом». Запад рассмотрит все возможности по борьбе с ИГИЛ, включая коалицию с Россией, но как доверять Путину, его разведданным и его дипломатам?

Шесть российских танков T-90 прибыли на аэродром, расположенный южнее сирийского порта Латакия, в прошлые выходные, пишет The Wall Street Journal, и это самое явное на данный момент свидетельство того, что Москва готовит новый военизированный коммуникационный узел, чтобы помочь президенту Асаду, говорят американские чиновники.

«Постоянное поступление на базу новой военной техники укрепило подозрение Вашингтона, что Россия готовится сыграть в сирийской войне более решительную роль, и это может затруднить для Америки и борьбу с «Исламским государством» (запрещенным в РФ. — Прим. ред.), и попытки содействовать дипломатическому разрешению конфликта», — говорится далее.

В США укрепляется мнение, что Москва готовится задействовать реактивные истребители и осуществлять авианалеты, чтобы помочь Асаду бороться с ИГИЛ и другими мятежными группировками, пытающимися его свергнуть.

Россия прислала также десятки БТРов, порядка 15 новых артиллерийских установок и жилые блоки, способные вместить 1,5 тыс. человек, сообщили чиновники. По их словам, аэродром, возможно, сумеет принять российские реактивные истребители уже в конце этого месяца. «Россия преуменьшает важность военных поставок и пытается создать впечатление, что они — лишь часть ее долговременной поддержки Асада», — пишут журналисты.

«Наращивая свое военное участие в гражданской войне в Сирии, Россия, по-видимому, делает ставку на то, что Запад, испытывающий ужас от экспансии ИГИЛ и эскалации кризиса с мигрантами, согласится некоторое время негласно терпеть президента Асада», — говорится в статье Associated Press, опубликованной The Washington Post.

Россия рассуждает так: если приоритетная задача — борьба против джихадистов, то нужно смириться с Асадом как с меньшим злом, несмотря на его собственные жестокости. Возможно, такой подход повысит эффективность и скоординированность боевых действий. Военное вмешательство России потенциально может переломить ход гражданской войны в Сирии, пишут авторы статьи. Но есть вероятность, что из-за усилий России кровопролитие затянется, так как российские шаги — противовес программам США по обучению и вооружению приемлемых повстанческих группировок.

Обама интерпретирует наращивание российской поддержки как попытку укрепить позиции Асада, но Путин полагает, что Запад можно переубедить хотя бы неофициально. Возможно, Москва также надеется благодаря своей конструктивной роли в Сирии наладить отношения с Западом, говорится в статье.

«Европейские лидеры недавно начали высказывать то, что администрация Обамы не готова заявлять публично», — продолжают авторы. Так, министр иностранных дел Великобритании Хэммонд сказал, что его правительство готово пойти на «компромиссы» с Россией и Ираном, предполагающие возможную роль Асада в переходном процессе «в течение нескольких месяцев». Днем ранее министр иностранных дел Австрии Курц заявил, что Западу следует привлечь Асада к борьбе против ИГИЛ.

Авторы материала прогнозируют: ни США, ни Саудовская Аравия не станут открыто противостоять размещению российских войск в Сирии, но, вероятно, в ответ увеличат свою помощь «антиасадовским» повстанцам.

Есть также риск, что более многочисленный российский контингент в Сирии станет мишенью для сирийской оппозиции и джихадистов.

Есть версия, что Россия убедит Асада согласиться на переходный процесс с участием повстанцев, которых поддерживает Запад, и поделиться своей властью. «Но несколько ливанских политиков, которые тесно связаны с сирийским правительством и часто бывают в Дамаске, говорят, что руководство Сирии верит в поддержку российских и иранских друзей и не считает положение настолько опасным, чтобы пойти на переговоры», — пишут авторы статьи.

В свежем докладе аналитической фирмы The Soufan Group (Нью-Йорк) сказано: «Сирия уже являет собой смертоносный костер региональной войны «чужими руками», и станет еще хуже, если США и Россия воспользуются сторонами гражданской войны как рычагами в противостоянии друг с другом».

«Не доверяйте Путину в сирийском вопросе» — так озаглавлена статья директора Russia Studies Centre аналитического центра The Henry Jackson Society (Лондон) Эндрю Фоксолла в The New York Times.

Западные страны должны либо сотрудничать с режимом Асада в борьбе с джихадистами, либо игнорировать его существование и принять военные меры самостоятельно. «Этот неизбежный выбор стал результатом провала западной политики последнего времени. Один человек, который понимает это лучше большинства других, — это российский президент Владимир Путин», — говорится в статье.

4 сентября Путин подтвердил, что Россия оказывает военную помощь Дамаску, и призвал к созданию «международной коалиции по борьбе с терроризмом и экстремизмом». «Запад изолировал Россию из-за ее действий на Украине, но сейчас она преподносит себя как неожиданного спасителя — незаменимого партнера в западных усилиях по борьбе с исламистским экстремизмом», — пишет автор.

«Мы это уже видели. После терактов 11 сентября 2001 года Путин (…) пообещал оказать поддержку возглавляемой Америкой коалиции против «Талибана» в Афганистане, призвав других присоединиться к России в борьбе с международным терроризмом», — напоминает Фоксолл.

«Исламистский террор — это проблема, которую Путин принимает близко к сердцу и которая, не в последнюю очередь, способствовала его приходу к власти», — замечает автор.

Генеральный план Путина по Сирии ясен, утверждает он: силы западных и арабских стран должны соединиться с силами Асада вместе с курдскими и иракскими войсками; Иран, «Хизбалла» и Россия также могут вступить в этот альянс. Коалиция получила бы официальный мандат Совбеза ООН и затем подавила джихадистский мятеж.

«Затем Россия усадила бы Асада за стол переговоров и контролировала политический переходный период, в результате которого его режим сохранится. Путин собирается выступить с этим планом в Генассамблее ООН в конце сентября», — говорится в статье.

Поддерживая сближение России и Запада в борьбе с ИГИЛ, «Путин надеется реабилитировать себя так же, как он это сделал после 11 сентября», считает Фоксолл.

«Западу следует рассмотреть все возможности по Сирии, в том числе и международную коалицию с Россией против «Исламского государства». Но если Запад выберет этот путь, то ему следует подвергать сомнению, можно ли доверять Путину, достоверны ли разведданные, предоставляемые Россией, и способен ли Кремль помочь в достижении такого дипломатического соглашения по Сирии, какое смогут поддержать Запад и его арабские союзники», — подытоживает автор статьи.

Российское военное присутствие в Сирии становится все более очевидным, несмотря на неоднократные опровержения Кремля, пишет в Le Point Армен Арефи. По данным OSDH (Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека, базирующий в Великобритании. — Прим. ред.), который, по словам автора, располагает широкой сетью источников в Сирии, с начала сентября в провинции Латакия отмечено присутствие сотен российских военных советников и специалистов. Их задача — увеличение и укрепление взлетно-посадочной полосы на военном аэродроме Hmaymime с целью обеспечения приема тяжелых самолетов, а также расширение аэропорта Hamidiyé, расположенного в районе Тартуса.

По словам главы российской дипломатии Сергея Лаврова, Россия поставляет в Сирию гуманитарную помощь и «военное оборудование», а российские солдаты, о присутствии которых в Сирии стало известно благодаря селфи в соцсетях, — это «военные специалисты».

Как известно, Москва имеет в Латакии центр радиоразведки и управляет через своих инструкторов мощной системой ПРО, которую она продала Дамаску, говорится в статье.

«Приоритетное значение для России в Сирии имеют не столько экономические интересы, сколько доступ к Средиземному морю», — подчеркивает Фабрис Баланш, директор Группы исследований в Средиземноморье и на Ближнем Востоке. Сегодня российскому присутствию угрожает наступление сирийкой оппозиции в направлении побережья. В июле Башар Асад обратился с просьбой о помощи к своим покровителям, Ирану и России, и призыв, кажется, был услышан.

Помимо стратегического интереса России, «Путин не желает, чтобы режим Асада пал», сказал директор Франко-российского аналитического центра Обсерво Арно Дюбьен. «Это стало бы катастрофой для его имиджа, для авторитета России в качестве страны-покровителя в регионе. Не стоит забывать также о возможности распространения идей исламизма на Кавказе».

Возникает вопрос: являемся ли мы свидетелями начала широкомасштабной российской операции? Рами Абдель Рахман, глава OSDH, говорит: «Россияне пока не воюют в Сирии». Вместе с тем Кремль заявляет, что будет бороться с «терроризмом», имея в виду не только ИГИЛ, но и повстанцев, отмечает корреспондент.

Источник: inopressa.ru



загрузка...

Читайте також

Коментарі