Уезжайте и, главное, увозите детей

Владимир Яковлев, основатель «Коммерсанта»

В названии статьи – главный вывод моих размышлений. Любая антизападная политика в России неизбежно ведет не только к росту иммиграционных настроений, но и к конфликту власти с наиболее образованной, талантливой частью общества. Надо отдать должное вице-премьеру Ольге Голодец, которая на Санкт-Петербургском экономическом форуме сказала, что в последние месяцы растет опасность иммиграции из России наиболее образованной, талантливой части молодого поколения.

Для понимания истоков нынешнего разочарования образованной, талантливой молодежи России своей страной надо принимать во внимание природу нынешнего кризиса, рожденного прежде всего нашим активным участием в политических событиях в Украине в последние годы. Нынешний кризис в отличие от кризиса начала 90-х является по качеству не столько экономическим, не столько политическим, сколько ценностным кризисом, кризисом смысла существования России. Вызванный событиями в Украине конфликт России с Западом, сопровождаемый истерией, поиском врагов, воспринимается талантливой молодежью прежде всего как посягательство на их будущее. Россия, которая отказывается от своего родства с Западом, от ценностей свободы, ценностей благосостояния, ценностей гуманизма во имя своей якобы «цивилизационной особости», становится им чуждой.

Мораль по принуждению опасна

Власть, отдав идеологическую инициативу защитникам «красного проекта», новоиспеченным идеологам особой, антизападной русской цивилизации, на самом деле сделала все возможное для подрыва у талантливой, прозападной молодежи веры в будущее своей страны.  И они, молодые, крайне негативно воспринимающие антизападные бредни идеологов «русского мира», во многом правы. А есть ли смысл в стране, которая в отличие от всех народов не может сохранить свой суверенитет, свою государственность, не мучая свое население «жизнью при минимуме материальных благ», не мучая голодом, тяготами мобилизационной экономики?

Не имеет ни морального, ни цивилизационного смысла желаемое великодержавие, тем более в XXI веке, которое не будет подкрепляться внутренним великодержавием, не будет подкрепляться моральной и материальной полнотой жизни своего населения. И к тому же, как выясняется, сегодня речь идет о суверенитете страны, которая якобы готова угрожать человечеству новой ядерной войной. Конечно, такая сумасшедшая Россия не нужна людям, которые мечтают о свободе творчества, о ценностях демократии, о возможности раствориться в современном глобальном человечестве.

Все дело в том, что думающий, стремящийся сохранить свое достоинство русский человек, тем более ценящий себя и свою жизнь, не может не быть западником, ибо все то, что составляет для него приоритет – и главенство разума, здравого смысла, и ценность истины, и право на правду, и ценность свободы выбора, право самому распоряжаться своей судьбой, в конце концов чувство автономной личности, – имеют западное происхождение, являются духовной основой христианской цивилизации. Да, свобода без морали действительно опасна, но не менее опасна мораль по принуждению, отвергающая право думать о различии между добром и злом. И поэтому вся эта нынешняя антизападная истерика, все эти разговоры о том, что Россия держалась и будет держаться не свободой, а «скрепами» крепостного права, все эти разговоры о том, что достаток и благосостояние для русского человека – это погибель, что русским можно стать только тогда, когда ты живешь на минимуме материальных благ, – все это неизбежно воспринимается думающим человеком как проявление полного безумия.

Тем более что подобные идеи проповедовали чиновники, которые стеснялись декларировать свои многомиллионные зарплаты за месяц. Еще большее раздражение у молодого поколения вызывают модные сейчас в России призывы восстановить советскую мобилизационную экономику, подготовить себя к длительным экономическим тяготам, вызванным неизбежными санкциями. Но ведь даже молодые люди знают, что советская мобилизационная экономика была крайне неэффективна, что она не могла существовать без армии доносителей, без вышек ГУЛАГа, без репрессий, якобы, как говорят наши неосталинисты, «укреплявших трудовую дисциплину». И дело не только в том, что, к счастью, нельзя второй раз в истории войти в «красную реку», но и в том, что Россия, возрождающая коммунизм, уже ничего, кроме сожаления и отторжения, не будет вызывать у современного человечества.

Мир пугает наша готовность к жертвам

Мне кажется, что наша нынешняя власть после крымской победы 2014 года не учитывает крайне негативную реакцию прежде всего современного Запада и на нашу внешнюю политику, и на то, что происходит у нас в самой России. Конечно, всех в мире пугает, что у нас сейчас в России благодаря нашей антизападной истерии появилось в народе много тех, кто по крайней мере на словах готов на гибель России в термоядерной войне, лишь бы «дать по морде обнаглевшим америкосам». Я слышал сам подобные речи от марийца Васи из Йошкар-Олы, который занимается частным извозом на Северном Кипре. И получается по этой логике, что если раньше наше русское призвание, по словам Чаадаева, состояло в том, чтобы показать человечеству, чего не надо делать ни при каких условиях, то сейчас в нашем народе (и это самое страшное) появилось много тех, кто убежден, что мы были созданы для того, чтобы пройти через катастрофу термоядерной войны, чтобы забрать в мир иной сразу все человечество. И современное человечество очень пугает эта наша русская готовность к жертвам, готовность умереть в схватке с Западом.

Мы забыли, что новая Россия является наследницей СССР, который своей политикой экспорта коммунизма вызывал на протяжении десятилетий страх у Запада. Мы забываем, что во второй половине 40-х ХХ века мы навязали силой странам Восточной Европы свой советский рай. А потому новые страхи, рожденные нашей победой в Крыму, наслаиваются на старые страхи. Тем более что трудно согласовать со здравым смыслом поведение русских в последние десятилетия. Для нас нет ничего неожиданного в нашей резкой перемене настроений.Беда наша в том, что и власть, и население уже привыкли к тотальной иррационализации нашей жизни. Как иначе объяснить демонстрацию по телевидению в стране, где более 25 млн людей являются нищими, актов сожжения десятков тонн пригодных к употреблению продуктов?! Власть не учитывает, что наши показные радости по поводу побед бывших «шахтеров» и «трактористов» над армией «ненавистного Порошенко» вызывают не только раздражение, но и жажду мщения. На мой взгляд, нынешние страхи Запада, вызванные нашей непредсказуемостью, нашей непоследовательностью, а иногда и нашей откровенной агрессивностью, куда более опасны для нашей страны, чем экономические санкции. Опасно появившееся у многих политиков Запада желание не только отгородиться от России, но и всеми силами способствовать ее саморазрушению.

Сначала мы устали от своих русских больших территорий, захотели новой жизни в независимой, суверенной РФ, без Крыма, без Минска, без «всякой» Новороссии. Сначала мы сами в начале 90-х создали «нэзалэжную», суверенную, независимую от нас Украину. Но не прошло и четверти века, как мы вспомнили о сакральной ценности Крыма и начали исправлять ошибки Хрущева и Ельцина, и решили во что бы то ни стало лишить Украину всего, что связано с русским наследством. Не прошло и четверти века, и мы начали говорить, что расширение территорий РФ, в том числе и за счет расширения акваторий РФ на Сахалине, куда более важно, чем сохранение достигнутого в нулевые уровня жизни. В начале 90-х мы, русские, гордились тем, что сами освободились от советского тоталитаризма, от наследства сталинизма, что мы сами начали строить демократическое общество. Но опять – не прошло и четверти века, как даже на государственном уровне мы начали проклинать западные ценности, и прежде всего ценности свободы, начали мечтать о создании какой-то своей особой русской цивилизации. Эта непредсказуемость русских, трудность прогнозирования поведения российских руководителей как раз и пугает Запад.

И все эти негативные последствия нашей решимости наказать Украину за ее желание выйти из русского мира накладываются друг на друга: и раздражение Запада нашей непредсказуемостью, и углубление экономического кризиса в стране, и возрастающий разрыв в настроениях между теми, кто поддерживает внешнюю политику Путина, и теми, кто относится к ней негативно, усугубляют ситуацию в стране. И даже те, кто весной прошлого года активно поддерживал решение Путина присоединить Крым к РФ, к примеру, обозреватель «МК» Михаил Ростовский, начинают говорить о том, что Россия попала в лабиринт, из которого пока что ему, Ростовскому, не видится никакого выхода. Как пишет этот автор, все пошло наперекосяк, «морально-психологическая атмосфера в стране дальше будет только ухудшаться. В условиях экономического спада эмоциональный подъем противоестественен». Наши традиционные партнеры Запада увеличивают давление на Россию и давят все более и более серьезно. И действительно, Россия как страна, производящая не более 2–3% мирового ВВП, уже не в состоянии всерьез противостоять этому давлению. Теперь уже, по мнению Михаила Ростовского, ничего не видно, кроме «отблесков грозовых разрядов, шторма… в который Россия впадает все глубже и глубже».

Как выйти из психоза иррациональности?

Лично я говорил о том же – о том, что присоединение Крыма и последующая попытка создать независимую от Украины Новороссию – это капкан. Но меня сегодня волнует не столько живописание негативных последствий русской весны 2014 года, сколько поиски возможного выхода из сложившейся для России крайне опасной ситуации. Если мы и в дальнейшем будем настаивать на нашем праве отстаивать наши национальные интересы так, как нам вздумается, то нас уже ничего хорошего не ждет. И здесь мне пришла мысль, что наше возможное спасение – в самой природе нынешнего кризиса, в том, что он все-таки сегодня является не столько экономическим, не столько политическим, сколько духовным, мировоззренческим, а может быть, наше спасение в том, чтобы отказаться, пока не поздно, от мифа и иллюзий, которые загнали нас в лабиринт, о котором пишет сегодня тот же Михаил Ростовский.

Ведь в податливости нашего населения к государственной пропаганде есть и свои плюсы. И, на мой взгляд, если власть перейдет на язык здравого смысла, будет принимать более осмысленные решения, то и население в конце концов выйдет из нынешнего психоза иррациональности. Ведь при спокойном разговоре люди поймут, что углубление конфликта с Западом, который сосредоточил все необходимые для нас технологические и экономические ресурсы, действительно противоречит нашим национальным интересам и угрожает будущему России. Но, видит бог, нельзя показывать по телевидению, что мы вольно или невольно связали судьбы тысячелетней России с амбициями бывшего продавца мяса Захарченко, который, как он сам говорит, готов к ядерной войне во имя сохранения своей власти над ДНР. Но это явный абсурд! Не показывайте эти безумные речи Захарченко по телевидению!

Не может быть, и я хочу в это верить, чтобы у россиян окончательно пропал инстинкт самосохранения, что они никогда не поймут, что сами по себе большие территории России не прибавляют нам ни силы, ни шансов выжить в условиях длительного противостояния с Западом. Оптимистично то, что на наших глазах изменяется настроение в обществе, что все больше и больше людей начинают осознавать связь между нашими во многом вынужденными ошибками во внешней политике и углублением экономического кризиса в стране. Мой оптимизм проистекает не только оттого, что многие представители интеллигенции даже в условиях патриотического «психоза» оставили за собой право называть вещи своими именами, но и оттого, что на самом деле все это время сохранялись политические условия для достойного поведения. На самом деле беда не в политике, как выясняется, а в моральном состоянии нашей интеллигенции, в ее желании сохранить наследство демократической революции начала 90-х, в ее желании жить не во лжи. На самом деле мы оказались в лабиринте с трудно просматривающимся выходом не только из-за ошибок властей, но и из-за духовной слабости нашей посткоммунистической интеллигенции. А если в конце концов с интеллигенцией будет происходить то, что на наших глазах происходит с публицистикой упомянутого мной обозревателя «МК», то и наше население скоро отрезвеет от патриотического угара «русской весны». Но не может оно, население, долго испытывать радость от того, что его деньги уже ничего не стоят, что многие, очень многие уже лишились возможности отдыхать за рубежом, покупать качественные импортные лекарства и вовремя выплачивать взятые ранее кредиты.

Я ни в коей мере не связываю будущее России с нынешней оппозицией, с ее нынешними лидерами. Для меня куда важнее гражданская позиция и моральный выбор тех 10–15% населения, кто с самого начала осознавал все очевидные, опасные, негативные последствия нашего стремления одним махом исправить все ошибки бывших руководителей СССР и РФ. Эти люди, кого в последнее время часто называли «предателями», сохранили шансы для развития России. И власть, на мой взгляд, во имя будущего страны должна повернуться к ним лицом и не связываться в дальнейшем с «мечтателями» из Изборского клуба. Тем более что после присоединения Крыма к России и рождения антирусской Украины никакого русского мира уже не существует. Великороссы поссорились с малороссами уже надолго. Но надо спасать хотя бы то, что осталось, спасать РФ как наследницу русского мира. Почему бы нынешней власти без революций, без потрясений, согласовав свои амбиции с нашими реальными возможностями, не начать, опираясь на здравомыслящих, борьбу с иррациональным в нашей внутренней и внешней политике. Шаг за шагом, ни в коей мере не посягая на наше национальное достоинство. Ведь на самом деле за трагедией нынешней Украины стоит вина абсолютно всех игроков большой геополитики. Конечно, для оздоровления ситуации необходимы компромиссы со всех сторон. Но, на мой взгляд, первыми сигнал к диалогу, к компромиссам в сложившейся ситуации должны дать мы.

Об авторе: Александр Сергеевич Ципко – доктор философских наук, главный научный сотрудник Института экономики РАН.

источник: ng.ru



загрузка...

Читайте також

Коментарі