Выбор Кремля: наступление или тактика «хорошего парня»?

Выбор Кремля: наступление или тактика «хорошего парня»?

России непросто продолжать активные действия в Украине. Поэтому она может попытаться добиться своего обманом.

Тимоти Эш из Standard Bank предложил отличный анализ политических и экономических перспектив Украины. Он объясняет, почему инвесторам имеет смысл проявить определенный оптимизм относительно будущего Украины, а затем – почему им следует быть осторожными.

Он утверждает, что Киев добился определенного прогресса в проведении реформ (за исключением борьбы с коррупцией). Так же полагает и глава МВФ Кристин Лагард, которая сегодня на пресс-конференции в Киеве заявила Порошенко, что вдохновлена успехами Украины.

Таким образом, оптимистический анализ Эша доказывает, что Украина может добиться значительных экономических и политических успехов, если решит вопрос конфликта на Востоке. Но затем Эш излагает пессимистические аргументы, и здесь я с ним не согласен.

Он рассказывает, что РФ никогда не отступится от Украины, и ее возвращение в российскую орбиту станет приоритетом для Москвы. Затем добавляет, что дальнейшая российская интервенция весьма вероятна, почти неотвратима, и что Украина будет угрозой для РФ, если достигнет уровня благосостояния и развития Польши. Я же полагаю, что, хотя Кремль и учитывает все эти факторы, масштабное наступление на Востоке крайне маловероятно, и не только по финансовым причинам.

Дело в том, что я не считаю возвращение Украины главным приоритетом Кремля. Я даже не думаю, что политику Москвы определяет ностальгия по Киевской Руси или идея «собирания земель». Я считаю, что это все – лишь прикрытие для реальных мотивов. В противном случае риск наступления был бы гораздо выше. Но мне кажется, Путин скорее советский мультинационалист и любитель идеи сверхдержав, чем имперец и российский националист.

Я также сомневаюсь, что Путина или его советников особенно беспокоит угроза, которой может стать Украина, разве что она решит присоединиться к НАТО. Но, скорее всего, Кремль понимает, что об этом волноваться не стоит, пока он контролирует Крым и мешает Киеву восстановить суверенитет над Донбассом. Превращение Украины в аналог Польши действительно может навредить стабильности режима в Москве, но это вопрос весьма отдаленного времени, да и у Путина есть немало рычагов, чтобы препятствовать развитию Украины. Наконец, масштабная атака на Украину может оказаться куда более серьезной угрозой режиму, даже если будет успешной (в чем я сомневаюсь) – и в Кремле это понимают.

Я хочу сказать, что действия РФ в Украине в первую очередь продиктованы тем, что она рассматривает как вторжение Запада в ее законную сферу влияния, гневом из-за расширения НАТО и укрепления Альянсом своих восточных рубежей, а также его растущего сотрудничества с ранее нейтральными странами.

Как я уже говорил в предыдущих колонках, России уже непросто, и не только в экономическом плане, продолжать действовать в Украине так же активно, как прежде. И масштабное наступление только ухудшит ее положение, гарантировав новые санкции и даже возможное отключение от системы SWIFT. Но хуже всего то, что это еще больше обострит отношения с НАТО.

Поэтому я слабо верю в полномасштабное наступление.

Что может предпринять Россия? Думаю, она продолжит демонстрировать военную силу – проводить учения, бряцать ядерным оружием и так далее. При этом речь идет именно о бряцании, угрозах, а не о реальной вероятности применения ядерного оружия.

Я также считаю, что маловероятно и вторжение российских войск в страны Балтии, Финляндию или Швецию (хотя угроза Грузии существует, как и вероятность захвата каких-нибудь отдаленных островов). Вместо этого Кремль будет балансировать на грани конфликта.

Впрочем, существует и другая вероятность: Кремль попытается притвориться «хорошим парнем» (в относительной мере, конечно). Это означает принятие реальных мер по установлению реального режима прекращения огня в Донбассе, возможное присутствие украинских военных на границе с ДНР и ЛНР, хотя я почти уверен, что полноценный контроль над границей Москвы Киеву не отдаст. Москва также может организовать выборы в оккупированных регионах, хотя и не в соответствии с украинским законодательством. Затем Москва заявит, что свои обязательства по Минску выполнила, несмотря на то, что солдаты и оружие будут по-прежнему пересекать границу.

Впрочем, для эффективного воплощения стратегии «хорошего парня» Кремлю придется поумерить пыл в сфере запугивания Запада (снизить количество провокаций, учений и угроз). Это понадобится, чтобы позволить пророссийским партиям в Европе набрать силу, а также добиться отмены санкций. Но самое важное – углубить раскол между странами Запада, в особенности между США и их ключевыми союзниками по НАТО – Германией и Францией.

Думаю, кризис беженцев в Европе увеличивает вероятность того, что именно эту стратегию изберет Кремль, по крайней мере, на какое-то время. Он наверняка надеется, и небезосновательно, что кризис улучшит перспективы право- и леворадикальных партий в Европе.

Если же это не сработает, Москва вернется к привычной тактике запугивания.

Эдвард Уокер, Eurasian Geopolitics (перевод — «Новое время»)

Источник: Хартыя 97



загрузка...

Читайте також

Коментарі