Несколько недель тому на допросе у боевиков «ДНР» побывала  Нина Потарская – соосновательница «Жіночої сотні» на Майдане, директор Центра социальных и трудовых исследований и журналистка. На Донбасс Нина отправилась для проведения научного исследования. В частности о том, как конфликт отразился на самых незащищенных слоях населения, особенно женщинах с детьми. И если поначалу ее ей удавалось беспрепятственно работать и периодически писать репортажи для украинского издания «TheInsider», то после последнего обострения на фронте Нину вызвали на допрос, где обвинили в шпионаже с наказанием вплоть до смертной казни. О том, почему ее задержали, как удалось вернуться в Украину и как в подобных случаях поступать другим журналистам и исследователям Нина рассказала Соцпорталу.

Зачем ты ездила на территорию «ДНР»? Сколько раз там бывала?

Я ездила в «ДНР» несколько раз и все эти разы я собирала материалы для исследований. Первый раз весной, сразу после перемирия, на несколько недель, второй раз уже летом, и находилась в Донецке около полутора месяцев. Во время нахождения там я периодически выезжала на территорию подконтрольную Украине по делам, а дела, как и у многих в Донецке: купить лекарства или снять деньги.

Как ты оформляла свои поездки, к кому обращалась?

Если ехать с журналистами, можно проехать без очередей, но, конечно, пересечение постов — это отдельная история. Для въезда-выезда на неподконтрольные территории необходим, как известно, пропуск. Журналистам оформить не составляет проблемы, нужно иметь пресс-карту АТО и вместе с ней получить пропуск. Один из моих коллег не имел пресс-карты АТО, а карточный принтер в Киеве никак не могли починить и там пресс карты не выдавали. Мы решили все документы оформлять прямо в Краматорске. Нам удалось попасть в дни, когда переходили с бумажных на электронные, по номеру паспорта, и с 1 июля должен был произойти окончательный переход, но уже за 4 дня до истечения срока действия процедуры закончились бланки (бумажные карточки). У нас приняли заявления на пропуск, но внесение в электронную базу происходит в течение нескольких дней. Как выяснилось позже, для простых граждан этот срок может колебаться от 10 дней до нескольких месяцев. Как показывает практика, блок пост можно пересечь и без пропуска, только при мне было 3 женщины, каждая из которых вложила в паспорт от 100 до 300 грн и спокойно прошла пост. Нас же, прессу, развернули и отправили к некому Сан Санычу, в Артемовск, и уже после его звонка на пост пропустили.

Еще из Киева мы согласовали свою работу с «министерством ДНР» и получили аккредитацию. Пост в Горловке мы спокойно проехали, по приезду мы оформили пресс-карты. Где-то в это же время произошла смена политики предоставления аккредитация для журналистов, особенно с территории Украины, и по словам работницы пресс-лужбы, мы были последними, кто получил аккредитацию из украинских СМИ, возможно это и не так, но с обострением ситуации на фронте это вполне возможно.

Почему тебя вызвали на допрос?

Ситуация с задержанием и обвинением довольно странная. Я спросила разрешение на работу, показала анкету, по которой мы собирались работать, получила положительный ответ, получила контакты пресс-секретарей «министерств», запросила интересующую меня информацию и ждала ее. Параллельно я брала интервью у обычных людей, встречалась с местными инициативами, ходила на пресс-конференции  словом, пыталась понять контекст. Во время моего выезда за пределы «ДНР» нам позвонил человек из «Министерства экономического развития» и в резкой форме, практически хамской, просил зайти, и пояснить, чем я тут занимаюсь, что за письма рассылаю, и кто мне это позволил. Я решила зайти — мне же скрывать нечего, и моя персона уже проверенна, работа согласована, как мне казалось. Еще несколько дней пыталась договориться о встрече, и только в притык к дате запланированного отъезда мне назначили аудиенцию. Но уже с порога он стал повышать на меня голос, обзывать укропской шпионкой, которая продалась гнилым европейцам и позвонил какому-то своему коллеге, я с ним общалась около полутора часа и после этого они позвонили в «МГБ». «МГБшники» вскоре приехали, за это время я успела сообщить коллегам о своей ситуации, но просила преждевременно не паниковать.

В чем обвиняли? 

Люди из «МГБ» пришли, задали вопросы о моем нахождении в Донецке, все аккуратненько записали. Разговор затянулся еще на пару часиков, меня решили не задерживать, забрали паспорт и отвезли домой, а утром обещали продолжить. На следующий день стало понятно, что просто разговорами это может не закончится и мне вменяют серьезное обвинение в шпионаже и уже собрали и изучили все мои публикации, информацию о моей деятельности за последние 10 лет. Вспомнили мне и организацию Женской сотни, хотя, не смотря на милитарное название мы только проводили курсы по самообороне, показывали фильмы и организовывали дискуссии. Но в их понимании это имело отношение к перевороту и началу войны. Тут стало понятно, что инициирован странный обвинительный процесс, и я не могу ни коим образом себя оправдать, и даже мои четкие ответы вызывают подозрение в хорошей подготовке некими службами.

Это было, скорее всего, показательное и поучительное задержание, и явно в моих действиях никакой серьезной подрывной деятельности не было замечено и брать на себя ответственность в выстраивании обвинения тоже ни кто не хотел. Но несколько раз мне продемонстрировали, как одни и те же 10 фактов из моей жизни могут выстраиваться в очень разные истории с очень разными связями. Перед походом в «МГБ» я предупредила моих знакомых, из тех, кто мог бы за меня поручиться, и они со своей стороны, видимо, тоже что-то предпринимали на счет моего оправдания. Меня отпустили, и я могла поехать домой.

Будешь ли ты еще работать в «ДНР»?

 Скорее всего, я поеду снова, мне ни скрывать, ни прятать нечего, я не работаю на одну из сторон и у меня исследовательский интерес, желание разобраться в механизме этого конфликта, показать и рассказать людям, живущим на украинских территориях о том, что происходит там.  Для многих в «ДНР-ЛНР» Майдан остался ужасом, и это тоже по причине отсутствия информации о сути протеста. Протест воспринимается не как воля людей, а в очень негативных коннотациях. Тут же тоже все очень отдалились от идеалов, за которые выходили протестовать люди в 13-14 году по всей стране, а причины у всех про- и анти- майданных настояниях были одни и те же – в первую очередь социально-экономические. Но решение этих проблем виделось сквозь призму доверия или недоверия к различным источникам информации. А сегодня, по причине информационной блокады ,мы вообще не представляем, что происходи с противоположной стороны. А там совсем не так, как показывают в новостях, совсем не так.

Можешь ли ты после данного опыта дать советы по поводу того, как стоит себя вести журналистам, исследователям и т.д?

Я не знаю, что можно посоветовать журналистам, желающим работать в «ДНР» и «ЛНР». Еще весной это было достаточно просто – можно было без пропуска приехать, практически сразу получить аккредитацию, поработать и вернуться назад. Но с начала лета обстановка сильно усугубилась. Это связанно и с блокадой, и с информационными войнами, и не в последнюю очередь обстановкой на фронт. Это сильно обостряет шпиономанию у некоторых чиновников, и они становятся более «бдительными», но не всегда это оправданно, как в моем случае.

Брать на себя ответственность и призывать журналистов ехать в «ДНР» и «ЛНР» я не могу. Это действительно может опасно, если вы занимаетесь расследованиями и разоблачениями. Там действует закон военного времени, и настроения у «органов» соответствующие. Если так случилось и вас задержали — я на самом деле так и не поняла процедуры, т.к. сначала я приехала типа поговорить, а в процессе начался допрос. Но для меня главное было работать открыто и прозрачно, и это подтверждалось и моими показаниями и информацию, которую выуживали из моего ноутбука и интернета. Я старалась спокойно и терпеливо пояснять обстоятельства моего пребывания, это спокойствие периодически вызывало подозрение. У меня заторможенная реакция на стресс, страшно мне стало, когда я приехала в Киев. Ежели вы решили поехать работать — потрудитесь почитать уголовный кодекс, он из себя представляет некий микс из кодекса Советского, как и Украинский, и кодекса РФ. Его полезно прочесть, т.к. вы можете и не подозревать, что ваша деятельность может быть повлечь за собой ответственность.



загрузка...

Читайте також

Коментарі