Недавнее ядерное соглашение, достигнутое шестью крупными мировыми державами и Ираном, стало триумфом многополярности. Если бы те же самые державы — пять постоянных членов Совета безопасности ООН и Германия — продемонстрировали аналогичное желание работать вместе над решением других спорных проблем, мир мог бы вступить в новую эру сотрудничества и стабильности.

К сожалению, такой сценарий представляется невероятным. Конкуренция и конфликты — от активности Китая в Южно-Китайском море до продолжающегося наступления Исламского государства на Ближнем Востоке — угрожают давно сложившимся региональным порядкам. Но, возможно, самый критически важный конфликт (разрешение этого конфликта будет иметь последствия для всех остальных) — ситуация в Украине. Эта страна стала центром экспансионистских амбиций российского президента Владимира Путина.

Односторонняя аннексия Россией Крыма и её поддержка сепаратистов в восточной Украине испортили отношения страны с Западом. Путин умышленно воссоздает атмосферу холодной войны, восхваляя «консервативные ценности» России как идеологический противовес либеральному мировому порядку во главе с Америкой.

Именно поэтому, как бы это ни было трудно для западных держав, определенные уступки в пользу России неизбежны. США следует менее пренебрежительно относиться к тому, что Россия считает себя важной державы и крупной цивилизацией. Следует обратить внимание и на законные интересы безопасности России, касающиеся её границ со странами НАТО, в частности, стремление не допустить вступления Украины во враждебный военный альянс. Одобрение украинским парламентом, несмотря на сильную оппозицию, автономии для пророссийских сепаратистских регионов — решение, изначально предлагавшееся Путиным, — это именно тот вид уступок, которые нужны для восстановления мира.

Впрочем, только сама Россия может выбирать свой путь. Подпитываемая пропагандой ностальгия по статусу «великой державы», которым обладал СССР в эпоху холодной войны, затуманивает истинные уроки того времени. Советский Союз был нестабильной империей. Если уж он не смог выжить в то время, когда изоляционизм и биполярность определяли мировой порядок, его, без сомнения, нельзя воссоздать в сегодняшней взаимосвязанной, многополярной глобальной системе.

Россия уже не в состоянии пойти на конфронтацию с Западом: её экономика чахнет, ей не хватает солидных альянсов, способных противостоять мощи США. Путин надеется, что Россия и её партнёры по БРИКС (Бразилия, Индия, Китай и Южная Африка) станут «будущими лидерами мировой и глобальной экономики», как он выразился в июле на закрытии саммитов БРИКС и Шанхайской организации сотрудничества.

Но очевидная истина в том, что и БРИКС и ШОС — это далеко не сплоченные блоки, способные уберечь Россию от последствий её поведения в Украине. Разница в ценностях и стратегических интересах участников этих группировок не менее остра, чем разногласия, которые есть у некоторых из них с Западом.

В двусторонних отношениях России с Китаем — такая же картина. Эти отношения базируются в основном на китайской зависимости от российских энергопоставок, взаимной поддержке «сфер влияния» как концептуального фундамента альтернативного мирового порядка и совместных морских учениях в Черном море. Но у этих двух стран имеется конфликт интересов в Центральной Азии, где Китай осуществляет крупные инвестиции с целью расширения своего влияния на государства, которые Россия считает своим «ближним зарубежьем». Когда Путин в прошлом году поставил под вопрос независимость Казахстана, Китай сразу выступил в поддержку суверенитета этой страны. Потенциальное вторжение Китая в малонаселенные приграничные регионы России на Дальнем Востоке (по мнению Китая, они были украдены в течение «столетия унижения» почти так же, как Гонконг и Тайвань) — ещё один источник беспокойства в Кремле.

Ещё более важно то, что экономика Китая зависит от сохранения доступа на западные — и особенно американский — рынки. В период, когда замедление экономического роста создает большие неопределенности для будущего Китая, страна не может себе позволить спровоцировать напряжение в отношениях с США ни по каким поводам, если только это не касается её прямых интересов, например, территориальных претензий в Южно-Китайском море.

Несмотря на слабость альянсов России, Путин, похоже, не смущается. Помимо хвастливых разговоров Путина о ядерном арсенале России, его правительство недавно объявило новую морскую доктрину, своего рода тревожный отголосок морского соперничества Германии с Британией перед Первой мировой войной. Если не договориться о дипломатической разрядке, Путин будет активно двигаться по этому пути, ведя свою страну всё ближе к полномасштабному конфликту с НАТО.

Даже если такой конфликт не разразится, путинские попытки восстановить российское влияние на территории Евразии — любыми необходимыми средствами, если судить по его действиям в Украине, — будут крайне разрушительными. Не стоит поэтому удивляться, что Казахстан и Беларусь столь же настороженно относятся к российскому экспансионизму, как и Украина.

Путин отказался от концепции бывшего президента Дмитрия Медведева — партнерство с Западом ради модернизации. Но Евразийский таможенный союз с участием постсоветских и других стран — это не путь к модернизации России, так же как и попытка превратить оборонную отрасль в мотор индустриализации. Это по своей сути советская модель, которая однажды уже рухнула и рухнет снова.

Если Путин серьезно намерен диверсифицировать и сделать более сильной российскую сырьевую экономику, тем самым улучшив качество жизни народа своей страны, ему следует привлекать передовые технологии и иностранные инвестиции, особенно с Запада. Для этого он должен заниматься демократическими реформами, институциональной регенерацией и обновлением дипломатических связей с Западом.

Россия не в состоянии создать альтернативную международную систему. Но если Путин и дальше будет следовать принципам устаревшей внешней политики антагонизма, он сможет подорвать существующую систему. В то время, когда мир столкнулся с таким большим количеством дестабилизирующих вызовов, от этого никому хорошо не будет.

Западу следует попытаться примириться с Россией по ключевым стратегическим вопросам, таким, как экспансия НАТО. Впрочем, это не поможет Путину избавиться от главного источника слабости России, который заключается в его неспособности или нежелании воспринимать Советский Союз как неудачный эксперимент, которым он являлся.

оригинал публикации: Vladimir Putin’s Soviet Dream

источник: inosmi.ru



загрузка...

Читайте також

Коментарі