Очевидец: единственная работа в «ЛНР» — боевиком

Очевидец: единственная работа в «ЛНР» — боевиком

Последние дни лета были полны особого очарования. Хочется про запас пропитаться летом насквозь – синевой неба, запахом яблок, беспечностью и теплом. Мы с сыночком ходим в походы, слушаем тишину, смотрим на ужиков в речной воде, собираем залёные самоцветы в дорожной пыли и выкладываем ими клумбу…

Для меня это лето было разным. Хорошим, потому что я смогла провести его с сыном, и тяжёлым, потому что дамокловым мечом надо мной висел вопрос оплачиваемой работы и денег.

В начале лета друзья сделали мне неожиданный и слишком роскошный подарок – деньги. И я смогла подарить это лето сыну, не разменивая его на мелкие подработки, отнимающие время и приносящие очень мало. Хотя вопрос работы в «республике» самый острый. Мой друг неделю назад остался без работы, и на мой вопрос, каким он видит своё будущее дальше, он сказал, что ждёт чуда.

Я тоже жду чуда. А на практике всегда есть самый крайний вариант – «народная милиция», открытая для всех, кто может держать в руках оружие.

Об этом нам постоянно напоминает в средствах массовой информации «глава республики». На моей улице трое мужчин служат в «ополчении». То, что я вижу: для них это исключительно денежный интерес. Один из них имеет средне-специальное образование, торговал молоком, которое скупал по сёлам и привозил в город. Война оказалась счастливым билетом. Этим летом он поступил на юрфак, рассчитывая на повышение звания и должности. Второй вояка неудачно баллотировался в депутаты, был начальником клининговой службы (для этого не нужно было высшее образование). Весь год он с семьёй искал лучшей доли за пределами города, вернувшись, пошёл в «ополчение». Не очень вижу его подчиняющимся приказам, но желание денег обычно сглаживает острые углы характера.

Сейчас по городу открыты вакансии психологов в «народную милицию». Набор осуществляет так называемый «профессор» – «главный психолог ЛНР» (психолог в психиатрии в недалёком прошлом). Всем его представляют «профессором», а он особо не возражает, хотя учёной степени не имеет. Мне о вакансии и этой истории сообщила подруга, которая не хочет связывать жизнь с воинскими подразделениями.

Все международные благотворительные организации сейчас проходят обязательную аккредитацию в «ЛНР» и «ДНР», поэтому приём на работу временно остановлен.

Сегодня я видела карлика в форме «ополченца». Наверное, это говорит о том, что воевать могут все, что «родину защищают» все, кто может. Но слишком много скандалов, связанных с деньгами! Слишком много историй о нечистых на руку военных. И во всех этих порывах чаще видится меркантильный интерес и отчаяние найти другую работу.

Ещё так тепло, поэтому о работе я подумаю чуть позже. И я всё ещё надеюсь на чудо.

Луганск. Надежда на чудо
Яна Викторова, преподаватель, город Луганск для Радио Свобода



загрузка...

Читайте також

Коментарі