Общественница из Бурятии попросила прощения у украинцев за войну на Донбассе

Общественница из Бурятии попросила прощения у украинцев за войну на Донбассе

Общественный деятель Раджана Дугарова написала в своем блоге на Грани.ру текст о том, почему буряты едут воевать на Донбасс и от имени своего народа попросила прощения у украинцев.

Дорогие украинцы!
Простите нас за эту войну. Я прошу вас не проклинать нас и нашу землю, но молиться о мире. Пусть мир скорее придет на вашу прекрасную землю! Пусть прекратится война и пожар, пусть перестанут гибнуть люди и все живые существа, населяющие тайгу. Ом мани падмэ хум.

Моя родина в огне. Горит тайга вокруг Байкала, снимок из космоса показывает огромное огненное кольцо вокруг священного моря. Вчера на «Дожде» разместили видео «Это не ночь, это день», снятое с борта байкальского катера, натолкнувшее сразу на мысли об Апокалипсисе с его «багровыми реками» и о черных водах реки мертвых Стикс — изображение было густого черно-багрового цвета.

На фоне полного паралича всех ветвей республиканской и федеральной власти сегодня происходит нечто, чего никто давно не ожидал от пассивного и апатичного населения и что особенно удивительно после почти полной зачистки общественного некоммерческого сектора: люди стихийно начали объединяться вокруг того, что дорого каждому в Бурятии, — народ встал за Байкал. Простые люди (среди которых и мои друзья), не военные и не профессиональные спасатели, собираются в бригады волонтеров и едут тушить. В Иркутской области происходит то же самое.

По данным агентства лесного хозяйства Бурятии на 29 августа, горит 150 тысяч гектаров леса. Огонь приблизился к 36 населенным пунктам. Сейчас на этом огненном фронте более 3 тысяч человек — это сотрудники лесхозов, пожарные, волонтеры. Авиация не может вылететь на места из-за задымленности. И сейчас как никогда нужна помощь армии и военной техники — нужны БАТы, КАМАЗы, УРАЛы, ГАЗы. Даже танки могли бы послужить для прокладки санполос. Министру Шойгу написали открытое письмо: «Дайте команду, чтоб военные части, дислоцированные в Бурятии, пришли на помощь гражданскому населению!»

Но министр обороны молчит, а так нужные сейчас для спасения лесов танки бороздят гусеницами поля на чужой земле и сеют там смерть…

Обидно и больно, хотя и неудивительно читать злорадные комментарии о бурятских пожарах на украинских сайтах. Да что украинцы (их хотя бы можно понять), если даже свой, заслуженно уважаемый всеми порядочными людьми российский журналист Аркадий Бабченко эмоционально выгорел, бросив в Фейсбуке: «Пусть бурятские танкисты тушат». Вот самое нейтральное, что принес интернет: «Если буряты буддисты, то они должны начать что-то подозревать. Карма — штука внезапная. Принес огонь на чужую землю, а сгорела твоя».

В этой сентенции я нашла для себя еще один, возможно, скрытый для других смысл. События этого года неожиданно выдвинули бурят, не самый большой народ в РФ, на первые полосы, если не мировых, то российских и украинских СМИ. Внезапно бурятские танкисты затмили всех донбасских ополченцев и российских контрактников из других регионов вместе взятых, словно и не было всех этих моторол, гиви, гиркиных, погибших смоленских солдат и кадыровцев. Остались один Ваха, да обгоревший в танке Доржик Батомункуев как символы российского вторжения. Можно долго рассуждать, почему именно буряты были выбраны Кремлем главным источником пушечного мяса. Многие, обсуждая это, говорят о том, что буряты составляют наиболее боеспособную часть российской армии, недаром незадолго до заброски наших контрактников на Донбасс бурятский экипаж одержал победу в международном танковом биатлоне. Мой друг Дорж Цыбикдоржиев написал в ответ на тот пост Бабченко, что танкисты пошли в Украину не по желанию, а по приказу: «Их потому и погнали туда, в Украину, где «Россия не воюет», именно потому, что буряты вот такой народ, который в армии выполняет приказ».

С этим можно отчасти согласиться. Брат моей знакомой, контрактник, был отправлен на восток Украины в составе своей части прошлой зимой. По ее словам, ни у него, ни у его товарищей не было никакого желания исполнять свой воинский долг на территории чужой страны. Она говорила ему, что они совершают преступление, и он в чем-то соглашался, но «приказ есть приказ». Родственники другой моей знакомой, простые деревенские парни, были завербованы и также посланы на войну.

Но мне в последнее время кажется, что у авторов этой идеи — послать на восток Украины в качестве защитников «русскаго мiра» столь явно экзотичных бурят-монголов — были свои скрытые мотивы. Ведь понимали же прекрасно в тех высоких кабинетах, что никому в здравом уме в голову не придет принять их за «отчаявшихся донецких шахтеров». С одной стороны, важно было в лучших традициях divide et impera отвлечь внимание украинской общественности от русских как главных оккупантов и перенаправить ее гнев на другой народ, далекий и непохожий. С другой стороны — наблюдая за поднятой этой провокацией волной негативных, зачастую расистских высказываний со стороны украинцев и ольгинских троллей под украинскими никами, еще прочнее укоренить в общественном бессознательном российского обывателя миф о фашистской киевской хунте. Помните тот печально знаменитый ролик «Боевые буряты Путина»? Помните сколько ненависти, расизма и сексизма он вызвал?

Помнит ли кто-то из украинцев, всем скопом проклинающих нас, бурят, что война эта начата не бурятами? Бурятские танкисты пришли на украинскую землю в составе армии оккупантов. И хотя большинство моих знакомых против войны, против участия в ней бурят, остановить поток добровольцев-контрактников мы не можем. Мозги этих людей отравлены пропагандой: посмотрите, что творится в масштабах всей страны… Представьте себе, что вам двадцать лет, за всю свою жизнь вы прочитали дай бог десять книжек, а изо всех телевизоров, электрочайников и утюгов день и ночь вы слышите о распятых мальчиках и прочих зверствах «киевской хунты». И тут приходит дядя и говорит, что вы не только сможете защитить мирных жителей Донбасса, но и будете зарабатывать по 200 тысяч рублей в месяц…

Я могу понять, что движет этими людьми, хоть и не оправдываю их действий. И сегодня мне не хочется говорить о них. Я хочу, наконец, сказать о том, что я обо всем этом думаю. Мне больно и стыдно вот уже больше года, сначала за страну, а теперь еще и за представителей моего народа. Ведь по большому счету они принесли войну не только на чужую землю — они принесли ее к порогу нашего дома, к берегам Байкала. Этот год стал поистине историческим для бурят, ибо до сегодняшнего дня не было в истории времени, чтобы на мой народ была направлена такая огромная волна ненависти. Никогда еще в истории на наши головы не посылалось столько проклятий! Если представить себе, что мысль материальна, становится страшно: нынешний апокалипсис в отдельно взятой республике кажется уже не просто стихийным бедствием, а поистине кармическим воздаянием.

В марте этого года ко мне обратился украинский друг с просьбой помочь найти контакты бурятской диаспоры в Киеве. Украинская телегруппа готовила видеообращение различных российских диаспор к своим соотечественникам-солдатам с призывом не идти на воевать в Донбасс. К сожалению, я не смогла ему в этом помочь, у меня не было таких контактов. Недавно такое обращение представителей бурятской диаспоры все же прозвучало, чему я безмерно рада. Но невысказанность моей собственной позиции мучила меня все эти месяцы. Я чувствовала вину перед своими украинскими друзьями и перед Украиной, которую я нежно люблю с детства. Пришло время отдать этот долг.

Дорогие украинцы!
Простите нас за эту войну. Я прошу вас не проклинать нас и нашу землю, но молиться о мире. Пусть мир скорее придет на вашу прекрасную землю! Пусть прекратится война и пожар, пусть перестанут гибнуть люди и все живые существа, населяющие тайгу. Ом мани падмэ хум.



загрузка...

Читайте також

Коментарі