Трое погибших, более сотни раненых — так закончился вчерашний протест под парламентом. Несмотря на участие разных политических сил в акции протеста, в центре событий оказалась именно партия «Свобода» и связанные с ней структуры. Члены ультраправой политической силы приняли самое активное участие в столкновениях с силами правопорядка, а бросивший боевую гранату молодой человек оказался членом молодежной организации ВО «Свобода». Мы поговорили с экспертом по ультраправым движениям, Антоном Шеховцовым, о вчерашних событиях и об угрозе роста ультраправого насилия сегодня.


Кто принимал участие в беспорядках?

Под парламентом прошел протест против изменений в конституцию. Ультраправые были там одними из организаторов и активных участников. Насколько я понимаю, там помимо «Свободы» был «Укроп» и «Радикальная партия Ляшка». Основная, конечно, часть беспорядков и нападений принадлежит Свободе, в частности ее молодежно-военному объединению «Січ» и «Сокіл». Возможно, там была и «С14», но я до конца не уверен.

Каково будущее ультраправых?

Нужно различать ультраправых. В Мукачево был задействован «Правый Сектор». Он на электоральном поле пока не играет. Насколько я понимаю, на местные выборы они не идут. Я думаю, что протест под Радой для «Свободы» был посвящен тому, чтобы вернуться в большую политику. Они хотели представить себя в качестве наиболее радикальной силы. Но в отличии от 2011-2012 годов, сейчас повысилась планка того, что является радикализмом. Она была поднята как происходившим на Майдане, так и российско-украинской войной, а, впоследствии, и «Правым Сектором». «Правый Сектор» как партия является сейчас наиболее радикальной оппозицией существующей власти. «Свобода» пытается сделать что-то подобное: вполне возможно, если они не возьмут достаточное количество мест в местных советах на выборах 2015 года, то они будут вычеркнуты из украинского политикума на достаточно долгое время.

Но в обществе, насколько я понимаю, вызревает некое понимание угрозы, которую несут правые радикалы. Люди начинают понимать, что они являются угрозой для стабильности государства. Помимо войны на востоке, никто не хочет, чтобы открывался еще и второй фронт внутри Украины.

Спланированные действия или случайность?

Я думаю, что это был эксцесс. То есть «Свобода» как таковая — в лице Тягнибока, Фарион и всех этих «товарищей» — они довольно “травоядные”. Ничего особо радикального сами они сделать не могут. Весь свободовский радикализм (в плане действий) — это молодежь и «С14». Почему я думаю, что это был эксцесс? Потому что Тягнибоку нужен медийный шум, но не шум от оружия или гранат. И то, что человек из «Сичи» принес с собой гранату — к этому, я думаю, Тягнибок и руководство «Свободы» не имеют никакого отношения. Они просто перестали контролировать своих людей, вот и все.

Что будет делать власть?

Власти нужно сейчас очень жестко поступать; я к этому призывал еще после Мукачево. Нужно поставить очень четкую грань для всех этих организаций. Насилие принадлежит только государству. Это вообще не обсуждаемо. И любое покушение на этот принцип должно караться очень строго. В ином случае государство может получить себе не только второй фронт, но и терроризм. Это будет означать конец украинского государства, поэтому оно должно защищать себя и отвечать на подобные выходки очень и очень жестко.

Почему замяли конфликт в Мукачево?

Я думаю, что сыграла роль личность Яроша. О чем-то с ним договорились. Другого обьяснения этому я просто не вижу.

Угроза гражданским свободам?

Ограничения могут, конечно, вводиться, но тут сложно что-то спрогнозировать. Это так же зависит от войны на востоке. Мне сложно сказать насчет “закручивания гаек”. Можно попытаться сделать такие правила проведения митингов, чтобы перед указанным местом проведения протеста или митинга ставилась рамка. Мне сложно сказать, я в этом не разбираюсь. Но оружия очень много, и подобные ситуации становятся опасными. Это может использоваться радикальными силами, это может использоваться ради провокаций. Я не считаю, что нужно запрещать митинги и протесты, но попытаться ввести какие-то новые нормы безопасности проведения митингов — думаю, что это разумное предложение. А вот как это лучше сделать — это следует обсуждать.

«Азов» в контексте других ультраправых сил?

«Азов» вряд ли будет заниматься терроризмом, который мы могли наблюдать вчера. Хотя это тоже можно обсуждать: был это теракт или нет. «Азов», конечно, связан с Аваковым, в какой-то мере он является частной армией. Но с другой стороны, если у Билецкого есть собственные политические амбиции, тогда он будет воспринимать свой альянс с Аваковым как ситуативный.

В настоящее время складывается впечатление, что Аваков попросил Билецкого не высовываться. С другой стороны, мы не понимаем до конца отношения между Билецким и Аваковым, мы также не понимаем до конца, кем был Билецкий в «Патриоте Украины», кроме того, что он был лидером, когда пришел в АТО, когда был создан батальон «Азов». Билецкий тогда получил довольно высокое звание, а их обычно просто так не дают.

Есть непрямые основания подозревать, что Билецкий давно уже связан с МВД, может быть, даже не лично с Аваковым, а в целом со структурой. Я бы хотел отметить, что мы не до конца понимаем эти отношения. Они являются непубличными, частично засекреченными. Инфильтрация радикальных движений происходит всегда. Но до какой степени был инфильтрован «Патриот Украины»? Этого мы не знаем. Если посмотреть на деятельность «Патриота Украины» в Харькове, то совсем чего-то ужасного они не делали. Одним словом, если Аваков уйдет — непонятно, будет ли «Азов» его защищать, или будет далее лоялен структурам МВД.

источник: Політична критика



загрузка...

Читайте також

Коментарі