Лес, который сплыл: Куда девались бревна с советских лесоповалов

Лес, который сплыл: Куда девались бревна с советских лесоповалов

Бревна на берегах Исландии и Гренландии вскрыли историю советских лесоповалов.

Похоже, что и заключенные ГУЛАГа, и комсомольцы 1960-х тратили здоровье на лесоповалах вхолостую – потому что срубленный лес, который собирались сплавлять по Енисею или Оби, на самом деле уплывал в океан.

Открытие сделала группа швейцарских климатологов, которым помогали коллеги из России, Исландии и Германии. На побережья островов Северной Европы — Гренландии, Исландии, Фареров и Шпицбергена — океан выбрасывает просоленные столетние стволы сосен, и ученые ломали голову над тем, откуда они могут взяться в Заполярье, где не растет ничего выше морошки. Ближайшие леса — на соседних континентах, до которых тысячи километров по воде.

Почему это интересовало климатологов? Один из острых вопросов науки о климате — как меняются со временем океанские течения и запасы льда в Ледовитом океане. Течения гоняют льдины по Арктике и самым непосредственным образом влияют на погоду в Европе. Бревна, плывущие в Исландию из Америки или из Евразии — что-то вроде естественных дрейфующих буев, которые перемещаются вместе со льдами. Но необходимо знать, когда и откуда буи стартовали.

Анализ древесины показал, что чаще всего — в случае 969 бревен из 2556 собранных — это сосны Pinus sylvestris, которые встречаются в основном в Сибири; еще регулярно попадались сибирские кедры. Логично предположить, что в океан все эти деревья вынесены большими сибирскими реками. Была даже гипотеза, что некоторые бревна проплавали по океану не одну тысячу лет.

Для проверки своих рассуждений швейцарская команда связалась с учеными из Красноярска, Екатеринбурга и Якутска — и стала сравнивать годовые кольца своих бревен с годовыми кольцами сосен, которые растут сейчас по берегам Лены, Енисея, Ангары, Оби и Северной Двины с Печорой.

Этот метод называют дендрохронологией. Он опирается на понятную идею, что чередование толстых и тонких колец на деревьях зависит от погоды. Если лето дождливое — дерево активно набирает вес: кольца толстые. А если засуха — бережет энергию, и кольца выходят тонкими. Последовательности колец «толстое — тонкое — толстое — толстое — тонкое» совпадают у деревьев, которые росли рядом. Поэтому исследователи без труда смогли определить, где именно в Сибири появились на свет 498 из 969 стволов, которые доплыли до Арктики просоленными бревнами.

Тут и выяснилось, что самые старые стволы отправились в плаванье в 1804 году, а пик приходится на 1960-е. 91 процент опознанных деревьев, которые прибило к берегам островов в Арктике, вырос на берегах Енисея и Ангары. Иногда в результате оползней деревья обрушиваются в воду сами, но авторы исследования сосчитали, что как минимум 65 процентов бревен — это то, что срубили люди. Заметный всплеск на графике — 1920-е и 1930-е, то есть как раз лесоповалы ГУЛАГа.

С XIX века и до конца XX самым простым способом транспортировки леса считалось сплавлять бревна по реке. Авторы отмечают, что в 1920-е и 1930-е потери доходили до 50 процентов — то есть каждая вторая столетняя или двухсотлетняя сосна, срубленная в тайге, пропадала зря. Только к 1975 году советские лесопромышленники добились, чтобы по пути терялось меньше одного процента бревен.

То, что добралось до Исландии или Шпицбергена — малая часть потерянного в Сибири. После шести месяцев в воде древесина становится слишком плотной и уходит на дно. А бревна, которым повезло доплыть, просто вовремя попали во льды.

Похоже, что в СССР с 1920-х по 1970-е разворачивалась такая же экологическая драма, как сейчас в Бразилии, где леса Амазонии тысячами квадратных километров выкашивают под сахарный тростник. Но только ввиду закрытости советских границ границ и меньшего интереса к экологии в середине XX века это никого особо не волновало. Как и неэффективность человеческого труда на лесоповалах.



загрузка...

Читайте також

Коментарі