Будут сидеть. Только не Сенцов

Будут сидеть. Только не Сенцов

Сядут все, кто, вынося приговоры, «смотрит в стол».

Старый советский анекдот: человек решил заказать торт в ресторане. Посмотрел меню, торт стоит 30 рублей. Заказал. Торт принесли, подали счёт, там 300 рублей. Оказалось, что торт стоит 30, а вынести его 270. Так в счёте и значилось: «торт с выносом».

Сегодняшний день для власти – это день «тортов с выносом». Режиссёру Сенцову дали 20 лет, проходящему по этому же делу Кольченко – 10. И в этот же день выпускают Васильеву по УДО. Оцените класс игры!

О самом деле нечего писать – обо всём подробно рассказала Латынина в последней своей передаче и в специальном комментарии, который сейчас на сайте. Главная её мысль: даже если он и совершил то, что инкриминируется, то требование прокуратуры – 23 года, – это запредельно абсурдно. А в письме режиссёра Звягинцева вообще подвергается сомнению обвинение, почитайте. Правда Звягинцев оговаривается, что он не следователь и не юрист, но главное и у Латыниной и у Звягинцева лежит на поверхности – приговор ожидается суровый, потому что это должна быть показательная расправа. Почему? Ответ также на поверхности — потому что война, потому что нужно объяснить украинцам, что это они там у себя Европа, а тут они никто. У нас есть два ваших заложника – Сенцов и Савченко, говорит Россия, и они получат по-полной, можете не сомневаться. А никто не и сомневался. Так что, сегодня Сенцов и Кольченко спели украинский гимн под свою двадцаточку-десяточку, этот же гимн скоро споёт Савченко под свой аналогичный срок.

Теперь несколько выводов.

Есть ли в этих приговорах акт справедливого возмездия.

Нет, есть мстительность. Не забыли, как анекдот характеризует украинцев? «Не зъим, то хоч понадкусюю» — это про соседские яблоки, помните? Оказалось, что это не про украинцев, а про наше правосудие – оттянуться на тех, кого можно достать и осудить, дав им срок за всё и наперёд.

Что подумает по этому поводу российский гражданин, пытающийся сейчас судорожно поменять остатки рублей на деньги. Он скажет, что он за Путина, но учтёт, что суда в России нет. И если будут судить гражданина, то дадут, сколько захотят. Власть думает, что она запихивает Сенцова в тюрьму. Да нет, она выпихивает думающее население в эмиграцию. Неделю назад об эмиграции думалось под горящий сыр и тракторных гусят. Теперь под срок Сенцова и последнюю бутылку «Фейри» — то есть, власть решает, сколько сидеть, и чем мыть посуду.

В общем, процесс этот неуправляемый, так что можно говорить лишь о том, чем это закончится, когда, наконец, закончится.

Закончится это двумя вещами. Первое близко: парочка российский граждан, пойманных в Украине, показательно получат по двадцаточке – суд будет транслироваться по телевидению. Второе далеко, но тоже близко: все эти российские судьи-прокуроры будут сидеть, точно как готовится к посадке целый ряд людей за неправомерные приговоры в Украине.

Вот и всё. Сядут все, кто, вынося приговоры, «смотрит в стол», как говаривал Навальный.

Правда, отличие будет.

Сенцов и Кольченко в конце спели гимн Украины, потому что чувствуют себя её гражданами.

Те, кого посадят на 20 лет в Киеве, петь не будут, потому что их родина быстренько от них откажется.

Ей не впервой.

Матвей Ганапольский, «Эхо Москвы»

Источник: Хартыя 97



загрузка...

Читайте також

Коментарі