У Росії боротьба з імпортними товарами за своїм розмахом і абсурдності може вийти на якісно новий рівень.

Асоціація текстильників направила президенту РФ Володимиру Путіну звернення з проханням підписати указ про знищення контрабандних виробів текстильної та легкої промисловості з Європи.

Ініціатива була озвучена на тлі скандального знищення «санкційних» продуктів харчування — спалювання помідорів і ліквідації тушок гусей за допомогою бульдозера.

Чергове «ноу-хау» влади викликало бурю обурення в російській блогосфері, передає Обозреватель.

Дмитрий Гудков:

«Главный текстильщик РФ предлагает сжигать контрабандную одежду. Причем не только на границе, но и вообще везде, где найдут.

В общем, универсальное решение проблем страны найдено: сжигать. Создать контору «Роспыл», вооружить огнеметами и выпустить на улицы. У кого на бирках будет «Madе in» – принудительно раздевать и устраивать показательное аутодафе тряпок.

Нет, серьезно, мне неуютно. Когда они искали национальную идею, я не думал, что все сведется к пиромании.

Впрочем, есть шанс, что предложение не пройдет. Как ни крути, а в АП всегда хватало любителей не только часов, но и дорогой одежды. В моде там был бренд ETRO. Да и у депутатов губа не дура: Brioni, Testoni, Versace, Zegna, на худой конец Hugo Boss. У редкой дамы-парламентария не найдется сумочки Chanel. Так что до одежды все же дойти не должно.

Главное, чтобы РПЦ не подключилась к теме костров, пример-то заразителен».

Айдер Муждабаев:

«Прослышал про новое веяние на бескрайних РФ просторах — уничтожать брендовую иностранную одежду.

Это же супер! Я, когда был прыщавым подростком, на самом деле об этом, а вовсе не о джинсах мечтал.

Ведь как оно будет, я полагаю? Казачий какой-нибудь патруль начнет срывать с женщин иностранные шмотки прямо на улицах. А поскольку никаких иных шмоток на просторах РФ нет, девушкам придется ходить по улицам голыми (летом), осенью — в ватниках на голое тело, а зимой — в грубо выделанных шкурах зверей (ибо хорошо выделанные — из Греции).

Я — за такие скрепы. Давайте уже скорей!»

«Не угадал я. Следующими после еды будут не детские игрушки, а предметы «буржуйской» одежды», — пишет Егор Седов. И добавляет:

«А вот еще вопросы: некий глава ассоциации текстильщиков обратился к Путину по поводу «буржуинской» одежды (и тут большинство россиян, следящих, подчеркиваю, за событиями, узнали, что таковая ассоциация есть — но вряд выяснили, кто туда входит, чем они занимаются и т.д.) Он вообще, кто, этот глава, что решает, что россиянам носить, а что — не носить? Мы его избирали — даже на тех еще выборах? Нет, не избирали. Никто ему избирательских наказов не давал. Т.е. выходит, что примерно 1/146000000 часть населения РФ с каких-то совершенно неясных шишей вдруг посчитала, что может указывать остальным 146 миллионам человек, как им одеваться — и ради этого обратилась к президенту. Вот именно так это и выглядит, именно так к этому и следует относиться».

Александр Цвиров:

«То есть они хотят, чтобы антисанкционный текстиль на нашу территорию не проникал…

И что же мы носить теперь будем?

Если нормальные джинсы запретят я этих, с позволения сказать, предпринимателей предам анафеме! Я джинсы ношу уже, дай бог памяти, почти полвека.

Ладно бы они мне предложили что-нибудь наше посконное, так ведь нету ничего нашего! «Ивановские ситцы»? Нет уж сами носите!

Кстати, почему молчат обувщики? Почему не требуют бросить под бульдозер аддидасы всякие с риббоками и ассиксами. Я правда, «Экко» больше люблю, но они ведь и до этого бренда доберутся.

Между прочим, отечественные сомелье тоже как в рот воды набрали. А на этом поле тоже есть, где разгуляться! Чего бы не устроить массовый вылив в Москва-реку или в Мойку, к примеру, французских, итальянских, испанских и иных вин забугорного производства.

Но вот ежели оне на мой любимый «Скотч» замахнутся, я точно буду протестовать! Бурно, возмущённо, но дома, сидя на диване…

Я-то, ладно, мне скоро 64, а те, кому на 20-30 лет поменьше, почему сидят, не пойму, ей богу!»

«Поражает интеллектуальный уровень гэбэшных идиотов. Они реально думают, что запретами можно решить любую проблему. Стоить запретить импортное женское нижнее белье — как сразу же у нас начнут шить не хуже, чем во Франции», — пишет блогер Alexander Bumb.

Алексей Смирнов:

«В связи со своевременной просьбой сжигать одежду я попробовал вспомнить, когда впервые обзавелся джинсами. Дело давнее. Не вспомнил. Но точно знаю, что далеко не сразу. Денег в семействе было в обрез – это раз, а я не фарцевал и не водился с мажорами – это два. Косвенным доказательством неоджинсованности выступает вельветовый костюмчик.

Предки подогнали его из Болгарии. Эта была довольно дикая, мышиного цвета вещь. Брючки мне были коротки, а сверху расширялись немного избыточно не как галифе, а хуже. Пиджачок был какой-то скособоченный. Тем не менее я радостно щеголял в этих брючках и пиджачке, что доказывает неимение лучшего.

Я предлагаю любителям Русского Мира запомнить этот пиджачок, если им не все равно, в чем гореть — прижизненно или посмертно».

«Эти ПРОИЗВОДИТЕЛИ Г*** неконкурентоспособны на родном рынке даже при двукратном росте цен на импорт», — констатирует Николай Козин.

Блогер prosto-vova:

«Похоже, что жечь еду россиянам уже надоело. Не в том смысле, что пора бы и прекратить, а просто уже скучно, неинтересно и поставлено на поток. Коллективное бессознательное Кремля и его окраин ищет новых жертв.

Думали, впрочем, недолго. «Ассоциация текстильщиков России» — нифига себе, и такая есть — выступила с чудесным предложением избавить себя любимых от конкуренции, рынок от ненужных поставщиков, а россиян от излишней одежды. Ее, одежду, тоже предложили сжигать, как на таможне, так и ту, которая будет изъята из супермаркетов. Изымать придется много — годовой оборот российского рынка текстиля приближается к 30 миллиардам долларов, из которых российского производства дай бог треть.

Мгновенно оживились печные заводы и чиновники. Первые на полную загрузили свои конструкторские бюро, ведь процесс сжигания джинсов несколько отличен от сжигания сала и сыра. Вторые предвкушают создание отделов и департаментов, контролирующих и регулирующих сжигание шмотья.

Тема сжигания оказалась интересной и прибыльной, можно делать ставки, что на очереди. Можно утилизировать импортную оргтехнику, например, айфоны. Привез человек из США больше одного айфона — значит, хочет продать. Да и один если везет — вдруг, не для себя? Нужно отобрать и утилизировать.

А если приняться за транспорт? Это же море возможностей, а сколько людей можно трудоустроить!

Глядишь, так и реализуется знаменитый путинский проект по созданию к 2018 году 25 миллионов современных рабочих мест!

Уникальная страна Россия. Только в России могли придумать, как ценой огромных финансовых и трудовых затрат, под аплодисменты нищающего народа начать успешно производить отрицательный ВВП. Браво!»

«Не зря я закупился в Черногории и шмотьем. Ну ватники пусть радуются, ватников им, собственно, пошьют. А вот валенки уже вряд ли. Так что не снашивайте обувь», — рекомендует Кирилл Шулика.

Блогер Adi Lu-Ki:

«Надо в этом случае быть последовательными. СК открывает горячую линию для одних граждан по фактам ношения другими гражданами одежды, обуви и нижнего белья из эмбарговских стран. Для установления факта ношения такой одежды достаточно анонимной СМС из метро/наземного транспорта. При выходе уличенного гражданина из транспортного средства оперативный патруль проверяет подлинность сообщения. Проводит личный досмотр в уединенном помещении.

При подтверждении факта наличия на гражданине одежды из эмбарговских стран патруль предлагает гражданину снять одежду, обувь, нижнее бельё чуждого производства и переодеться/переобуться в соответствующие изъятые предметы одеяния/обуви/акссесуаров/украшений в аналогичные, произведенные в неэмбарговских странах. Изъятые на месте предметы одежды/обуви/акссесуары оприходуются спецкомиссией в присутствии 3-х понятых, пломбируются и направляются по решению еще более вышестоящей спецкомиссией на нужды либо уничтожаются посредством распарывания специально подобранными специалистами непосредственно в местах обнаружения таковых».

Юлия Смирнова:

«Жители России, почти никогда, за очень редким исключением, не носят ничего отечественного производства. Нет своих трусов, носков, колготок, а если и появилось сейчас, то спасибо западным инвестициям. С ужасом вспоминаю, как в третьем классе мне, от безысходности, мама купила детское зимнее пальто грязно серого цвета с жалким цигейковым огрызком вместо воротника. В качестве утеплителя в него был вшит такой ватин, что можно было ходить только с широко расставленными руками, как будто несёшь в руках стекло и тяжёлым оно было неимоверно.

В общем и целом это было одно сплошное унижение даже для ребёнка. Ещё помню как выглядели наши люди в тургруппах, выезжающих даже в ближнем зарубежье- резко выделяющаяся на общем ярком фоне стайка грязно-серого цвета в пальто и плащах скверного кроя, ничего общего не имеющих с какой-либо модой. И вот этот человек на фотографии, которого никто не знает, несмотря на его высокий пост, а он председатель непонятно зачем существующей и что производящей ассоциации текстильщиков России, а зовут его Шамиль Ильдаров, угодливо предлагает президенту нашему расширить список уничтожаемого на границе и начать сжигать ещё и одежду. Лавры Ткачёва ему не дают покоя. Запомните это лицо!»

image

Алина Витухновская:

«Мало того, чтоб купить одну приличную вещь, надо обойти все центральные магазины и ТЦ, мало того, что не смотря на бренды, аналогичные западным, за неадекватные деньги продается однообразный, сделанный невесть где неликвид (еврохлам), так теперь там выставят сотню мумифицированных скойбед с пионЭрским галстуком-удавкой и ма-херовом халате, фабрики «Большевичка».

«Подтолкни отечественного производителя»! — как любил приговаривать Ницше».

«Сначала запретили есть, то, что нравится, хотят запретить одежду, которая устраивает. Текстильщики вы е-ь (сошли с ума)?! И как они собираются конкурировать с мировыми производителями, если не с чем сравнивать? Россия становится закрытой зоной», — пишет Зульфия Гусейнова.



загрузка...

Читайте також

Коментарі