В последние недели перемирие на Украине постепенно расшатывается, но означает ли это скорое возобновление полномасштабных боевых действий?

Ведущие европейские державы по-прежнему намерены сохранять перемирие любой ценой и даже готовы игнорировать ради этого постоянно вспыхивающие бои, которые превращают саму идею прекращения огня в издевательство. Между тем, у обеих сторон — как у России и сепаратистов, так и у украинских властей — есть сейчас серьезные стимулы разжигать конфликт в надежде нанести решающий удар, который кардинально изменит сложившуюся ситуацию.

Для Украины каждый день существования поддерживаемых Москвой сепаратистских структур в Донецке и Луганске снижает вероятность вновь объединить украинскую территорию на условиях Киева. Как мы знаем по опыту других конфликтов на евразийском пространстве, линии временного прекращения огня часто становятся постоянными разграничительными линиями. Вдобавок правительство в Киеве находится под нарастающим давлением. От него одновременно требуют повысить стандарты жизни украинского народа и быстрее и активнее проводить реформы, предложенные западными партнерами Украины. Рейтинги президентской администрации Петра Порошенко и правительства Арсения Яценюка падают. Как официальные вооруженные силы, так и добровольческие подразделения, держащие фронт на востоке страны, все чаще выражают недовольство тем, как правительство ведет военные действия. В то же время, несмотря на рушащееся перемирие, Украина так и не смогла переубедить целый ряд западных стран, выступающих против снабжения ее оружием.

На Россию также давят факторы времени. Замедлившиеся темпы роста китайской экономики и ожидающийся приход на мировые рынки больших объемов иранской нефти предполагают новое падение нефтяных цен. С учетом этого способность Москвы поддерживать террористов и переносить санкции явно не будет улучшаться. В свою очередь, статус-кво России тоже не нравится, так как сепаратистские государственные образования пока не получили постоянного определенного статуса и могут быть быстро уничтожены.

Даже плохо работающее прекращение огня обеспечивает определенное спокойствие, при котором затруднения украинского правительства с реформами привлекают к себе больше внимания. Если на востоке возобновятся открытые масштабные бои, на первый план снова выйдут соображения национальной безопасности, а западные державы, возможно, согласятся дать Киеву больше времени — и больше свободы действий. Также вероятно, что полный срыв минского процесса заставит украинцев сплотиться вокруг правительства.

В то же время одна из долгосрочных целей Москвы — добиться фактического признания постоянного статуса сепаратистских образований, как это произошло с Южной Осетией и Абхазией. В таком случае Украина лишится всяких надежд на объединение на своих условиях. Для этого России нужно нанести украинским силам настолько решительное поражение, чтобы даже перспектива большей западной помощи с подготовкой и вооружением не заставила украинцев поверить в возможность провести в ближайшем будущем аналог хорватской операции «Буря». Если украинские силы удастся вовлечь в крупное сражение, пока у поддерживаемых и снабжаемых Россией сепаратистов еще сохраняется преимущество, Киев, возможно, получится убедить, что у него нет выбора и что он должен смириться с вечным замороженным конфликтом.
Кроме этого существует еще один фактор времени. Шестимесячный цикл подтверждения европейских акций сильно ограничивает Москву. Если она надеется на частичное смягчение санкционного режима, любые перемены военного баланса должны происходить сейчас, чтобы к ноябрю, когда будут идти переговоры между 28 странами Евросоюза, на восточном фронте опять было тихо и разделительные линии снова стабилизировались. Любая крупная августовская конфронтация, протяженностью, скажем в 10 дней, к середине ноября успеет превратиться в «древнюю историю» — особенно если к этому моменту в ход пойдут третьи Минские соглашения.

Сейчас большая часть сил и внимания американского дипломатического истеблишмента отвлечена на сделку с Ираном. Однако и Вашингтон, и европейские союзники Америки должны быть готовы к возможному возобновлению полномасштабных боевых действий. Если бои возобновятся, Запад не сможет оправдаться тем, что его застали врасплох. Точно так же, как перед крупным землетрясением ощущаются подземные толчки, участившиеся стычки в сочетании с передвижениями людей и техники явно указывают, что ситуация может быстро накалиться уже в ближайшее время.

Николас Гвоздев — пишущий редактор The National Interest, соавтор книги «Внешняя политика России: векторы, секторы и интересы» («Russian Foreign Policy: Vectors, Sectors and Interests») (CQ Press, 2013).

Оригинал публикации: Russia and Ukraine: Back on the Brink of War?

Источник: inosmi.ru 



загрузка...

Читайте також

Коментарі