Минские договоренности стали ширмой для прикрытия российской агрессии в Украине при прямом попустительстве со стороны государств Нормандской четверки.

Об этом в интервью сайту charter97.org заявил экс-министр иностранных дел Украины, народный депутат Верховной Рады от партии «Батькивщина» Борис Тарасюк.

— В связи с постоянным нарушением пророссийскими боевиками на востоке Украины мирных соглашений часть украинских политиков придерживается идеи полной блокады Донбасса. Недавно такую позицию озвучил и экс-президент Леонид Кравчук, предложив отказаться от унизительных Минских соглашений, провести милитаризацию линии размежевания и прекратить любые отношения с проблемным регионом. Насколько, по вашему мнению, может быть оправданной такая стратегия?

Прежде всего я хочу сказать, что Леонид Кравчук высказал свое личное мнение, которое не является официальной позицией государства. Что касается сути этого мнения, то существует такой взгляд среди некоторых политиков, но он не разделяется большинством парламента и руководством страны.

Несостоятельность этого взгляда в том, что проще простого отдать территорию. Но я хочу сказать, что мы не можем говорить об оккупированной территории, поскольку нет прямого подтверждения, что эта территория оккупирована только Россией. Эта территория находится вне контроля украинской власти в силу деятельности террористических сепаратистских группировок в Донбассе, поддерживаемых наемниками из России и регулярными войсками Российской Федерации.

Поэтому говорить о чисто оккупированной территории, как Абхазия или Южная Осетия, мы не можем. Речь идет о довольно сложной военно-политической ситуации, суть которой состоит в том, что при поддержке России – регулярными войсками и вооружением – местные сепаратисты и террористические организации удерживают контроль над частью украинской территории.

— Если полная блокада не является выходом, какой, по вашему мнению, должна быть официальная линия поведения Украины для возвращения контроля над частью Донецкой и Луганской областей?

Прежде всего мы должны определиться с дефинициями. Если мы сходимся в определении дефиниций, то тогда можно искать решения. Поскольку отсутствие дефиниций или введение в заблуждение уводит в сторону от главного вопроса: как решить проблему?

Если говорить о дефинициях, то Донбасс, или, как мы их называем, «отдельные районы Донецкой и Луганской областей», являются неотъемлемой частью Украины. Так же, как и автономная республика Крым.

Если мы это признаем – можно идти дальше и ответить на вопрос: кто совершил акт агрессии? Ответ однозначный – Россия. Россия – агрессор. Значит мы должны искать решения этого конфликта в плоскости противостояния государству-агрессору – то ли в Совете Безопасности ООН, то ли за его пределами.

Совбез ООН не в состоянии решить проблему из-за права вето России. Поэтому в этой ситуации мы можем действовать по статье Устава ООН, которая касается отстранения от голосования члена Совета Безопасности, в том числе и постоянного, если он является стороной конфликта.

Но Россия упорно отказывается от признания своего участия в конфликте, продолжая «вешать лапшу на уши» относительно того, что она не является заинтересованной стороной. Если бы весь мир надавил и заставил Россию признать себя стороной конфликта, то тогда она автоматически лишалась бы права вето.

Вне Совета Безопасности ООН есть два пути: политико-дипломатический и военный.

Что касается военного пути, то если бы не Минские договоренности, то украинские вооруженные силы могли бы давно решить эту проблему и восстановить контроль государства над сепаратистскими территориями. Но проблема состоит в том, что ведущие мировые страны, в том числе США, Германия, Франция, стараются «спрятать голову в песок» и сделать вид, что проблемы не существует.

Минские договоренности были бы вариантом, если бы они выполнялись Россией и террористами. Но они и близко не выполняются. Поэтому «минский формат» является безвыходным. При всем этом, от Украины требуют их исполнения, особенно политической части, касающейся внесения изменений в Конституцию.

Но хочу напомнить, что конституционная реформа стоит последней в списке этих договоренностей. А до этого – есть целый ряд пунктов, которые не выполняются по вине российской стороны: это прекращение огня, отвод тяжелых вооружений, вывод всех незаконных вооруженных формирований, в том числе и российских, восстановление контроля над границей. Потому Минские соглашения – это ширма для прикрытия российской агрессии при прямом попустительстве со стороны государств Нормандской четверки.



загрузка...

Читайте також

Коментарі