Если почитать международную прессу, можно подумать, что последние два года были хорошими для президента России Владимира Путина. Его действия в Украине в значительной степени достигли своих основных целей. Россия завоевала контроль над Крымом и дестабилизировала большую оставшуюся часть Украины. Низкие цены на нефть возможно и посеяли некий хаос в российских финансах, но до сих пор кажется, что ничто из этого не повлияло на популярность Путина.

Однако длинный поток мало заметных юридических поражений может иметь драматическое влияние на судьбу Путина. В 2014 году, например, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) объявил 129 положений, осуждающих Россию, а в январе Совет Европы лишил Россию права голоса за ее нарушения международного права. Постановления лишь накапливаются, и они начинают представлять собой угрозу для международного положения России, ее финансового состояния и самого Путина.

Постановления не были чисто символическими. В июле 2014 года, Постоянная палата третейского суда в Гааге обязала Россию выплатить 50 миллиардов долларов бывшим акционерам нефтяной компании ЮКОС за незаконное банкротство фирмы и передачу их активов компании Роснефть — государственной собственности. В пиковом 2003 году, ЮКОС был оценен в 30 миллиардов долларов. Решение суда стало самым большим в истории арбитражного суда, и оно не может быть обжаловано. Франция и Бельгия начали захват российских активов, чтобы обеспечить исполнение решения суда.

В отдельном случае в июне 2014 года ЕСПЧ обязал Россию выплатить акционерам ЮКОСа более 2-х миллиардов «в качестве компенсации материального ущерба». Это решение также стало крупнейшим в истории этого суда. России, которая находится в разгаре кризиса ликвидности, придется бороться, чтобы найти такие огромные суммы, но несоблюдение может поставить под угрозу будущие иностранные инвестиции.

Дело ЮКОСа может быть признаком грядущей грозы. В апреле Европейская комиссия опубликовала заявление о возражениях в сторону российского Газпрома, обвиняя его в нарушении антимонопольного законодательства Европы путем разделения рынков Центральной и Восточной Европы на газ, запрещения трансграничной перепродажи и закрытия своих трубопроводов для третьих сторон. Газпрому грозит штраф в размере 10% от своих доходов, которые составили $177 миллиардов в прошлом финансовом году. Газпром уже борется с низкими ценами на газ, ростом конкуренции, и недавним падением производства. Ему будет трудно найти необходимые средства без ущерба срочным инфраструктурным проектам.

Россия также находится под повышенным давлением в отношении предполагаемого преступного поведения. Действительно, она недавно наложила вето на резолюцию Совета Безопасности, которую поддерживали Малайзия, Украина, Нидерланды, Австралия, Бельгия, чтобы установить уголовный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за сбитый Malaysia Airlines Flight 17 в июле 2014 года, который упал на территорию оккупированную повстанцами в Восточной Украине.

Доказательства, собранные пятью странами указывают на ракету, выпущенную из российской системы БУК, управляемой российским экипажем.

Если российская вина за сбитый Malaysia Airlines Flight 17 будет доказана, то риторика Путина о своей стране — как o стороннем наблюдателе в украинском конфликте — станет явной ложью. В любом случае, российское вето в Совете Безопасности — это молчаливое признание вины, которое позволяет Нидерландам, которые потеряли самое большое количество граждан в атаке, настаивать на дополнительных санкциях.

Между тем, в июле 2014 года Великобритания восстановила правовое расследование отравления Александра Литвиненко, бывшего российского офицера госбезопасности, который стал гражданином Великобритании в ноябре 2006 года. Общественные слушания были проведены в Лондоне, чтобы определить, «где лежит ответственность за эту смерть». Запрос уделяет особое внимание российскому законодательству, которое вступило в силу в марте 2006 года, позволяя убивать тех, которые, как Литвиненко, считались угрозой для национальной безопасности.

В случае, если бы постановление британского суда решило, что правительство России приказало или было иным способом ответственно за убийство Литвиненко, могут возникнуть далеко идущие последствия. Приговор сделает другие обвинения в преступности, такие, как бомбардировки четырех российских многоквартирных домов в 1999 году и убийства нескольких журналистов-расследователей легитимными. Оно также усилит призыв Европейского парламента к проведению независимого международного расследования убийства российского оппозиционного политического лидера, бывшего заместителя премьер-министра Бориса Немцова, и поддержит желание его семьи провести международное расследование.

Наконец, в то время как Россия установила фактический контроль над Крымом, вероятно, что она будет все более втянута в правовые проблемы из-за ее присутствия там. Нет ни одного легитимного правительства или международной организации, которые согласны с русским трактированием аннексии Крыма как правового демократического акта крымчан. Организация Объединенных Наций, G-7, Европейский союз и Соединенные Штаты — все называют ее незаконным актом. В мае канцлер Германии Ангела Меркель назвала аннексию — в присутствии Путина — «преступной и незаконной в соответствии с нормами международного права».

В июне Украина представила России 17-томный доклад о своих потерях от аннексии Крыма, которые обходятся почти в $90 млрд. Дополнительные потери доставляются от российской поддержки войны в юго-восточной Украине, что привело к гибели 6,000 граждан и крупного ущерба в инфраструктуре. Нет сомнений, что Россия погрязнет в многолетних юридических битвах в таких местах, как ЕСПЧ и Международный центр по урегулированию инвестиционных споров. Эти бесконечные юридические проблемы будут отпугивать инвестиции в Крым, заставляя Россию субсидировать свою оккупацию на долгие годы.

Путин перестарался. В дополнение к своей ответственности за ущерб, причиненный во время конфликта в Украине, России грозят правовые санкции на общую сумму 4% ВВП — примерно столько, сколько она тратит на образование. Путин, возможно, был в состоянии подчинить себе правовую систему своей страны, но он по-прежнему уязвим, когда дело доходит до международных решений. Так как Россия слишком внедрена в международную правовую и финансовую систему, чтобы уничтожить эти связи и стать государством-изгоем, то становится все более вероятным, что ее президенту придется столкнуться с последствиями своих действий.

Оригинал публикации: Putin in the Dock

Источник: http://inosmi.ru



загрузка...

Читайте також

Коментарі