Russia Today – лишь маленькая часть российской империи дезинформации.

«Когда упала Берлинская стена, западный мир перестал заботиться о том, как развивать политическую систему России. Казалось, ни наступление, ни защита уже не нужны», — пишут научный сотрудник и старший вице-президент Центра анализа европейской политики Энн Эпплбаум и Эдвард Лукас в колонке для Newsweek.

Длительная пропаганда и дезинформация в Советском Союзе была печально известна внутри страны, отмечают авторы. Советский лидер Михаил Горбачев на одной из пресс-конференций шутил, что нет смысла отвечать на вопрос ВВС, потому что все и так знают, каким будет ответ.

Журналисты в России и в других посткоммунистических странах всячески старались копировать работу западных медиа, продолжают колумнисты. В постсоветском мире западные СМИ больше не были гиенами буржуазного национализма, но стали воплощением справедливости, порядочности и правды.

Однако золотая эра посткоммунистических медиа закончилась, едва начавшись. В таких странах, как Беларусь, а также в постсоветских республиках Центральной Азии, власти попросту взяли под свой контроль все более-менее значимые СМИ. В России плюрализм просуществовал десять лет, хотя коррупция и вмешательство собственников сначала запятнали, а потом уничтожили идеалы ранних 90-х.

Владимир Путин, возможно, справедливо выступал против олигархического контроля над СМИ, отмечают эксперты. Но его решение по установлению контроля государства или его приспешников над всеми значимыми средствами массовой информации в стране только ухудшило ситуацию.

Ничто из перечисленного не беспокоило внешний мир больше, чем давление Путина на российскую конституцию или захват командных высот российской экономики. Большинство жителей Запада также не беспокоились по поводу слабости медиа в тех странах, которые мы привыкли называть Восточной Европой.

Не имея сильной коммерческой базы, большая часть медиа в таких странах, как Польша, Чехия и страны Балтии, начали страдать от того же коммерческого давления и цинизма, которые затронули их коллег в бывшем Советском Союзе.

Но даже когда это происходило, западные политики и профессионалы в области СМИ не верили, что путинский режим может начать эффективную пропагандистскую войну против Запада, пишут авторы. Что может сказать Кремль такого, чтобы повлиять на опытных пользователей западных медиа или даже менее опытных жителей Центральной Европы? С чего вдруг кто-нибудь будет слушать спонсируемые государством пропагандистские каналы, не говоря уже о том, чтобы верить тому, что они говорят?

Первая часть ответа укладывается в две буквы: RT. Систематически подчеркивая беды Запада и игнорируя недостатки у себя дома, Russia Today помогает распространить идею, что западная критика России является избирательной и несправедливой. Мол, истина относительна, а факты можно интерпретировать по-разному.

Но Russia Today – лишь маленькая часть российской империи дезинформации. Вторым столпом является система «фабрик троллей». Военные уже приступили к анализу подобной практики как составной части гибридной войны — использование невоенных средств с целью подорвать волю противника, запутать и ограничить возможность принятия решений, а также подорвать его общественную поддержку, благодаря чему можно одержать победу без единого выстрела.

Именно так Россия действовала в Украине, говорят колумнисты. Теперь РФ пытается испробовать ту же практику на Западе — в прифронтовых государствах Центральной Европы, а также в якобы неуязвимых странах Западной Европы и Северной Америки.

Пока фейковые рассказы и вебсайты, а также поддельные «эксперты» являются маргинальным феноменом в крупных западных странах. Но в небольших государствах, где средства массовой информации слабы и ими легко манипулировать, эти технологии уже начинают формировать общественное мнение и влиять на исход выборов. К примеру, нынешний президент Чехии был избран с помощью российских денег, которые пришли прямиком из Лукойла, а также с помощью пророссийских сайтов. В Болгарии российский олигарх пытается приобрести крупную телестанцию. Даже во Франции финансовая поддержка крайне правого Национального фронта Марин Ле Пен является частью согласованных усилий РФ по изменению исхода выборов в крупной европейской стране.

Перевод НВ

Полную версию колонки Энн Эпплбаум и Эдварда Лукаса читайте на Newsweek



загрузка...

Читайте також

Коментарі