Путин может согласиться на операцию, проведенную когда-то Западом для решения конфликта между Сербией и Хорватией.

Продолжающаяся драма в Греции, разумеется, ошеломила Европу и мир, но ужасный кризис в Восточной Европе никуда не делся. Украина по‑прежнему частично оккупирована поддерживаемыми Россией сепаратистами и, несмотря на достигнутые в Минске договоренности о прекращении огня, в Донбассе периодически вспыхивают бои.

Эти нерегулярные столкновения четко демонстрируют одну вещь. Если Россия всерьез намерена искать выход из конфликта, ей следует смириться с отправкой в регион международной миротворческой миссии, которая могла бы положить начало процессу восстановления региона, позволить вернуться в свои дома людям, бежавшим из‑за боев и начать процесс реинтеграции Донбасса в Украину.

У нас уже есть подходящий пример такого подхода. 20 лет назад международное сообщество вступило в финальную фазу обеспечения мира в Боснии. Но конфликты все еще продолжались в Хорватии, особенно на территории примыкающей к Сербии Восточной Славонии.

Наступления хорватских военных (сперва в мае 1995‑го, а затем в августе), помогли отбить у сербов-сепаратистов три из четырех секторов, защищенных ООН. Но наиболее важный регион, Восточный сектор, оставался под контролем сербов. Тогда президент Сербии Слободан Милошевич, как и Владимир Путин сегодня, утверждал, что вопрос может быть решен исключительно путем прямых переговоров между сепаратистами и правительством в Загребе.

На самом деле, разумеется, сепаратисты полностью зависели от политической, военной и экономической поддержки Милошевича. Впоследствии он согласился на отправку в регион миссии ООН и миротворческих сил, перед которыми стояла задача демилитаризировать регион и вернуть его под контроль Хорватии после обеспечения гарантий безопасности для живущих там сербов.

Сегодня миссия UNTAES (Временная администрация Организации Объединенных Наций для Восточной Славонии, Бараньи и Западного Срема) практически забыта. Но не потому, что была неудачной — скорее наоборот. Да, не все проблемы Восточной Славонии были решены, но конфликт закончился, а Хорватия и Сербия могут строить конструктивные двусторонние отношения.

Эта модель приемлема и для Донбасса. Возникает лишь один вопрос: действительно ли Кремль говорит правду, утверждая, что признает суверенитет Украины над Донбассом и стремится к восстановлению нормальных отношений с Западом?

Сейчас я в этом сомневаюсь. Россия сделала все для эскалации конфликта, включая создание сепаратистских анклавов. Кажется, Кремль хочет, чтобы правительство Петра Порошенко потерпело поражение, а Запад разделился во мнениях и перестал интересоваться развязкой конфликта. Тогда Путин мог бы двинуть свои силы против Украины ради гарантии, что развязка будет именно такой, как выгодно ему.

Но если украинская власть и Запад останутся едины, Кремль может понять, что сепаратистские анклавы в Донбассе в первую очередь являются угрозой для самой России. В конце концов, экономика этих анклавов находится в свободном падении, а население все глубже скатывается в криминал. Донбасс рискует стать проблемным ребенком, за которого никому не захочется нести ответственность. Если это будет очевидно, лидеры РФ тоже вспомнят о миссии UNTAES.

Лишившись всех прочих вариантов, Кремлю придется согласиться на этот. Доктрина бывшего госсекретаря США Колина Пауэлла «Если вы это сломали, оно ваше», относится к вторжению Путина в Украину так же, как и к вторжению Буша-младшего в Ирак.

Очевидно, есть весьма сложные вопросы, которые придется решить перед отправкой в Донбасс миротворческой миссии, в частности — состав сил и мандат. Но при наличии политической воли проблемные моменты обсуждаемы.

Такая миссия могла бы гарантировать реальную имплементацию политических пунктов Минска-2. Свободные и честные местные выборы с участием всех беженцев и переселенцев будут невозможны без ощутимого присутствия международных сил.

Сегодня эту идею можно назвать мертворожденной. То же думали и об UNTAES в начале борьбы за Восточную Славонию. Режим Милошевича тогда вел себя так же, как сегодня Кремль. Но завтра все будет иначе, и нам следует задуматься о методах, которые не только заморозят ситуацию, но и помогут найти выход.

Подобное вторжение сработает лишь при условии, что обе стороны искренне рассчитывают покончить с конфликтом. Пока такого желания нет. Но если Украина и Запад будут твердо стоять на своем и не позволят Кремлю дестабилизировать регион, этот день вскоре настанет. И мы должны быть к нему готовы.

Карл Бильдт, «Новое время»

Источник: Хартия 97.



загрузка...

Читайте також

Коментарі