Журналисты обратили внимание на массовый отъезд граждан РФ в Ирак и Сирию для войны на стороне исламистов.

Судя по уголовным делам, которые заводятся на вернувшихся с войны граждан РФ, выходцы из России воюют и на стороне тех группировок, которые сражаются против «Исламского государства», пишет «Новая газета».

На фоне пристального внимания СМИ к проблеме отправки россиян на Донбасс, где продолжается вооруженный конфликт между сепаратистами и украинскими силовиками, журналисты обратили внимание на массовый отъезд граждан РФ в Ирак и Сирию для войны на стороне исламистов. При этом речь идет не только об экстремистской группировке «Исламское государство», запрещенной в России решением Верховного суда от 29 декабря 2014 года.

С 2011 года сотни граждан РФ уехали воевать в Сирию. Вот уже несколько лет на территории САР идет разрушительная гражданская война между правительством и оппозицией; между алавитами (последователями шиитского направления в исламе) и радикальными суннитскими группировками, отмечает журналист издания.

Хотя ИГ является в настоящее время самым мощным террористическим образованием на территории Ирака и Сирии, россияне далеко не всегда стремятся примкнуть именно к нему. Судя по уголовным делам, которые заводятся на вернувшихся с войны граждан РФ, выходцы из России воюют и на стороне тех группировок, которые сражаются против «Исламского государства».

В качестве примера можно назвать «Джейш-аль-Мухаджрин-валь-Ансар», изначально сформированную из граждан бывшего СССР. Именно в ее составе воюют выходцы из кавказского бандподполья, преимущественно чеченцы и дагестанцы. При этом Россия официально не признает эту организацию террористической.

Журналист НГ побывала в селе Новосаситли Хасавюртовского района в Дагестане, из которого с 2011 года в Сирию ушли воевать 22 человека (всего в населенном пункте 2500 жителей). Пятеро из ушедших уже мертвы. Еще пять вернулись и стали фигурантами уголовных дел, возбужденных по ч. 2 ст. 208 УК РФ («Участие в вооруженном формировании на территории иностранного государства в целях, противоречащих интересам Российской Федерации»).

Главе села Ахъяду Абдуллаеву постоянно приходится утрясать конфликты между сельскими жителями, которые базируются в лесу (представители бандподполья), жителями своего села, которые от «лесных» страдают, и силовиками, которые всех саситлинцев считают бандитами.

На въезде в село раньше стоял шлагбаум, символично проводивший границу между российским правовым пространством и шариатом. Шлагбаум снесли взбешенные сотрудники полиции. «Теперь этим самым сотрудникам в сельском магазине не продадут даже воды из-под крана в жаркий день», — поясняет корреспондент. Теперь полиции в селе фактически нет, участковый туда не приходит.

По уровню террористической угрозы Новосаситли находится на третьем месте после сел Гимры и Балахани. Эти населенные пункты — головная боль местных спецслужб. Салафизм в какой-то момент даже пытались на официальном уровне вывести в правовое поле: в Дагестане заговорили о том, что это якобы допустимое ответвление ислама. Но на обстановку в селе, где действует шариатский суд и наказание в виде ударов палками, это не повлияло.

Абдуллаев составил список тех, кто уехал воевать в Сирию с 2011 года. У ряда жителей села в САР дети проходили обучение в религиозных заведениях, а потом шли на войну. В результате некоторые родители отправлялись за ними. Были те, кто перед отъездом состоял в местном бандподполье и решил таким образом скрыться от преследования силовиков и сообщников.

Случалось, что местных бандитов специально после переговоров отпускали в Сирию, чтобы ослабить бандподполье в селе. «У нас в селе есть человек, переговорщик, он вместе с ФСБ несколько лидеров из подполья вывел и переправил на джихад за границу. У нас подполье ослабло, нам хорошо. Они хотят воевать — пусть воюют, но только не здесь. Это не сделка, не слабость, это своего рода эксклюзивные спецоперации, и я их только приветствовал. Но когда повалили в Сирию мальчишки из села, а им открыли такой же «зеленый коридор», я лично стал им мешать», — пояснил Абдуллаев.

За годы «сирийской» войны активность кавказского подполья упала в два раза, отмечает корреспондент. Это подтверждается данными силовиков, экспертов, правозащитников, жителей региона. Силовики, способствующие отправке бандитов на войну на стороне террористов ради ослабления подполья, не учли побочный эффект такой стратегии: тенденция распространилась не только на Кавказе, но в других регионах РФ, кроме того, те, кто уехал, представляют теперь потенциальную угрозу для России с учетом приобретенного ими опыта.

В ноябре 2013-го, за год до официального признания ИГ террористической организацией, президент РФ Владимир Путин подписал новые поправки в Уголовный кодекс, которые по сути поставили блок на возвращение добровольцев. Изменения ужесточили уголовную ответственность за участие в вооруженных формированиях на территории других государств до 10 лет тюрьмы.

У массового отъезда жителей дагестанского села в Сирию существует также идеологическая подоплека. Самым распространенным объяснением служит цитата из хадиса пророка Мухаммада о священной войне в Шаме (Сирии), суть которой: если правоверный мусульманин не примет участия в священной войне, нацеленной на создание халифата, в рай ему не попасть. Хадис получил широкое хождение в интернете с момента начала войны в Сирии. Роскомнадзор не ограничивает доступ к ресурсам, где можно ознакомиться с материалом.

Впрочем, как отметил Абдуллаев, многие из уехавших в Сирию совсем не отличались религиозностью.

Адвокат одного из вернувшихся из Сирии добровольцев назвал пророчество «невнятным и потому манипулятивным, как любое другое — Нострадамуса там или Ванги». «Кто-то верит. Мой клиент, например, реально поверил, что спасти себя он может только путем участия в сирийской войне. Он накопил денег и поехал. Хорошо хоть, семью с собой не потащил, как некоторые», — рассказал защитник.

Юрист также опроверг распространенное мнение о том, что на войне в составе террористической группировки можно неплохо заработать. «Свои деньги тратят, у родственников просят. Но чтобы с деньгами кто вернулся — я таких еще не видел», — отметил адвокат.

Защитник также рассказал, как его клиент добирался до места военных действий. «Путь стандартный: поездом Махачкала — Баку, автобусом Баку — Стамбул, из Стамбула в Трабзон, и там уже на маршрутке до сирийской границы. В «серой» приграничной зоне, которую Турция жестко контролирует на въезд, зато свободно выпускает всех желающих, его встретил проводник», — пояснил юрист.

Кроме того, адвокат поведал, почему его подзащитный разочаровался в войне на стороне террористов: оказывается, в их рядах были гомосексуалисты. «В боевом лагере моего клиента определили в отряд, в котором с ним вместе оказались два гея. Он пожаловался командиру. Апеллировал к пропаганде ИГИЛа: любой порок на территории халифата пресекается, полиция нравов жестко наказывает за курение и алкоголь, гомосексуализм карается смертью. А командир отряда ему говорит: «Это не твое дело, когда мне нужно будет, я их убью». Мой клиент разочаровался и вернулся, с большим трудом. В результате сидит. Священная война обошлась ему как в поговорке: вход — рубль, выход — два», — заключил юрист.

Источник: Хартия 97



загрузка...

Читайте також

Коментарі