«Судьбы мира»: Арт-анализ Венецианской биеналле 56

«Судьбы мира»: Арт-анализ Венецианской биеналле 56

Спустя чуть менее, чем месяц после старта, арт-критик Виктория Прокопчук написала профессиональный обзор 56 Венецианской биеннале, которая по традиции в этом году проходила в Италии. Соцпортал представляет этот весьма интересный обзор.

Венеция – город-карнавал с неповторимыми декорациями вот уже 120-й год подряд радует ценителей безудержной каруселью современного искусства под названием – Венецианская биеннале 56. В этом году биеннале представила 89 стран в своих стандартных локациях – Гардини — 29 (3 000 м2) и Арсенал – 31 (8 000 м2), остальные были размещены в галереях и палаццо в разных частях Венеции. В арт-форуме приняли участие 136 художников, из которых 89 — впервые. Кроме того, в рамках превью биеннале 6-8 мая 2015 г. проходили серии перфомансов, дискуссий, концертов, и это — помимо официальных церемоний открытий павильонов каждой из стран участниц и закрытых вечеринок. Охватить необъятное невозможно, хотя очень хотелось бы и это – одна из наиболее фрустрирующих составляющих любого мероприятия подобного масштаба.

В этом году главную тему события «Судьбы мира» курировал нигерийско-американский искусствовед Оквуи Энвезор. Основной идеей выбора тематики стала глобализация и связанные с ней, присутствующие на общественно-политическом фоне: нестабильность, напряженность и до сих пор неразрешенные конфликты, преследующие общество со времен обеих мировых войн. Задачей биеннале было – дать возможность аудитории прислушаться к внутреннему голосу художника, проявленному в творческом акте под влиянием переосмысления современной реальности со всеми ее диджитализациями, кризисами и пост колониальным синдромом.

Кроме того, в описании заданной темы арт-форума прослеживался акцент на вопросе – как традиционность искусства различных культур может быть соотнесена с их взаимодействием с глобальными, общекультурными вопросами, актуальными на данный момент. Юбилей Венецианской биеннале породил детализацию темы в виде привязки к истории события в целом и переосмыслению опыта репрезентации каждой из стран в разрезе всего периода существования арт-форума.

Многослойность открытого дискурса в разной степени прослеживалась в представленных работах художников, представивших свои проекты в 2015 году. Некоторым удавалось погрузить внимание зрителя в проблематику довольно целостно и глубоко, некоторым лишь частично, с фокусировкой на одном из аспектов заданной темы, другие авторы уходили в свой личный узкий контекст выражения эстетики и внутреннего диалога.

В данном обзоре я упомяну только наиболее яркие, на мой взгляд, проекты, чтобы дать общее представление об экспозиции. Итак, начнем с Тувалу и Швейцарии. Эти две страны подошли вплотную к возможным экологическим катастрофам мира и заполнили ими свои павильоны до краёв. Тувалу – своей локальной катастрофой – угрозой затопления их небольшого островного государства. Посетителям павильона предлагалось пройти по прогибающимся дорожкам над бассейном с водой, символизирующим воды океана, поглощающего Тувалу, и подмочить обувь, так как мостики прогибались и опускались в воду под весом тел. Прекрасная метафора, очень тонкая работа художника (Vincent J.F. Huang). Цвет воды был подобран с необычайной тщательностью, чтобы максимально приблизиться к естественному цвету вод океана, каким его видят жители Тувалу.

Безымянный4

Швейцария же представила огромный резервуар, расположенный практически на уровне глаз посетителя с розоватой плещущейся жидкостью и дымкой над ней, источающей зловонный химический запах. Метилен, спандекс, акрил, аспирин, силикон и множество других неопознанных химических веществ были задействованы художником (Pamela Rosenkranz). Цвет субстанции был подобран в цвет кожи европейца, а наполнение этого химического бассейна навеяло мысли о том, что наша «продвинутая» цивилизация уже давно и далеко ушла от естественности и мы все больше погружаемся в бульон из химического состава продуктов, которые мы употребляем в пищу, косметики, которую мы используем, одежды, которую мы покупаем и носим и таблеток, которые мы, иногда, пьем.

Безымянный5

Впечатливший меня месседж и его исполнение был представлен в Немецком павильоне, одним из художников группы “Fabrik” (Hito Steyer) и оказался, для меня, одним из наиболее репрезентативных в понимании представления о современной немецкой культуре. Проект являет собой видео-инсталляцию, представленную в просторном, футуристично подсвеченном зале, с шезлонгами в качестве сидений и называется — «Солнечная фабрика». Видео скроено из переходов реальности компьютерной игры в другие параллельные реальности современной молодежной и поп культуры, и даже, в ностальгическое время, предшествующее резкому буму компьютерных технологий – 70-80-ые годы. В ролике удачно переплетены параллели сюжетов насилия, где анимационные персонажи из разных стран мира, созданные автором, участвуют и гибнут в социальных протестах, но и это оказывается, всего лишь, компьютерной игрой, чем-то несерьезным, виртуальным и иллюзорным. Тонкая грань между реальностью, в которой мы живем, и той, что показывает нам экран электронного девайса, заставляет задуматься над тем, как мы воспринимаем трагические события, поданные в СМИ. Насколько часто мы ловим себя на мысли, что пугающая картинка хроники событий – не более чем абстракция и наше отношение к происходящему на ней довольно отстраненное, как к реальности компьютерной игры.

Безымянный6

Наиболее футуристичным оказался павильон Кореи, где художники (Moon Kyungwon и Jeon Joonho) представили видео-инсталляцию уносящую зрителя в мир научной фантастики. Видео, разделенное на сегменты, представляло абстрактную лабораторию, где объекты, взаимодействуя с главной героиней, меняют форму или теряют силу гравитации. Авторы видео представили мир будущего, неопределенный, условный, минималистичный, кристально белый. Условность такого мира является метафорой неопределенности будущего и формы искусства в нем. Героиня видео, словно наощупь, познает вместе со зрителем эту новую реальность, пытаясь проникнуть в ее суть, познать, как искусство может быть проявлено в этой реальности.

Безымянный7

Не менее аллегоричной формой переосмысления будущего в его пост апокалиптическом восприятии выразили художники Финского павильона (Visa Suonpää и Patrik Söderlund). В абсолютно темном пространстве все внимание зрителя было поглощено загадочной, даже мистической черно-белой видео-инсталляцией, похожей на светящуюся картину. Сложнейшие изменения на изображении проходят в такой замедленной форме, что почти не заметны глазу зрителя. В этом плавном режиме космические звезды или атомы формируются в созвездия и затем, постепенно, рождают древесные ветви, а затем – корни и формируют, в результате, сказочный вселенский сад, в его первозданном виде. Художники выступили в роли настоящих демиургов, позволив зрителю заглянуть за кулисы творения миров и цивилизаций, этот бесконечный процесс рождения и распада, перехода материального в нематериальное. Метафора темы деревьев уводит нас еще и к истории создания Финского павильона, построенного на средства древесной индустрии, сыгравшей, в свое время, значительную роль в экономическом развитии страны.

Безымянный3

Абсурдность вмешательства человека в естественный природный мир с использованием образа деревьев представляет Французский павильон. Художник (Céleste Boursier-Mougenot) выносит живые деревья вместе с их корневой системой из их природной среды существования и помещает в галерейное пространство заставляя двигаться с помощью электричества. При этом, пространство галереи предназначено для релаксации зрителя, наблюдающего за происходящим. Работа художника невольно заставляет задуматься о той грани, которая давно уже перейдена человеческой цивилизацией в отношении использования природных ресурсов планеты Земля и грубого вмешательства в ее естественные процессы посредством расширения влияния механизации, компьютеризации и «девайсофикации».

Безымянный2

Один из самых ярких проектов представил Польский павильон. Художники (C.T. Jasper и Joanna Malinowska), вдохновленные фильмом Вернера Херцога «Фицкарральдо», где главный герой был одержим идеей построения оперы в джунглях Амазонии, решили воплотить его идею в реальность. В качестве локации была выбрана деревня на острове Гаити, где в XIX веке во времена Наполеона оказалось какое-то количество польских солдат. По воле истории, солдаты, которые должны были подавить революционный протест местного населения, но перешли на сторону протестующих. В связи с этим, полякам и немцам было даровано исключительное право правительством острова владеть землей. Так европейцы оставшиеся на Гаити ассимилировались с местным населением. Для реализации проекта была выбрана польская опера “Галька” – одна из наиболее традиционных польских постановок, созвучная темам критики феодализма. В постановке участвовали солисты из Польши и гаитянские музыканты и исполнители. Фильм был снят 4 камерами и смонтирован таким образом, чтобы продемонстрировать зрителю 360 градусный обзор и максимально погрузить в атмосферу происходящего. Также, была проведена большая работа с деревенским комьюнити с целью задействовать местных жителей в участии в задуманном проекте. В этой работе авторам удалось собрать воедино множество контекстуальных ссылок, реализованных в рамках своеобразного эксперимента: попытка построения межкультурного и даже межэтнического диалога с использованием традиционных элементов в нетрадиционной для них форме, привнесение исторической составляющей, присутствующей в выбранном месте для воплощения идеи и общекультурного смысла, рожденного извечным духом романтизма художника-первооткрывателя.

Безымянный1

Внушительная инсталляция была представлена в «Дружеском проекте» сотрудничества самого большого государства – Китая с самым маленьким – Сан-Марино. Проект китайского художника (Liu Ruowang) – около ста внушительных скульптур разъяренных волков-монстров с окровавленными пастями окружающих статую, реплику микелянжеловской пьеты в одном из венецианских галерейных двориков. Работа художника является довольно яркой метафорой угрозы уничтожения памятников искусства, существующей в наше время.

Безымянный

Ну и на последок, озвучу еще одну работу, победителя этой биеннале — художницы (Adrian Piper), которая предложила зрителю пойти дальше в формате декларации своих моральных принципов и подписать договор с самим собой выбрав одно или все основные условия, которые звучали так: «Я буду говорить только то, что думаю», «Я буду делать то, что обещаю сделать» и «Я буду слишком дорого стоить, чтобы меня можно было купить». Подписанный документ станет частью конфиденциального архива в Берлине и будет опечатан в течение 100 лет с момента завершения выставки.

image

Автор Виктория Прокопчук



загрузка...

Читайте також

Коментарі