Ілюстрація, AFP PHOTO / DIMITAR DILKOFFDIMITAR DILKOFF/AFP/Getty Images

«Порог чувствительности к людскому горю из-за войны свёлся практически к нулю, заставляя людей, почти что зевая, смотреть на разрывающиеся рядом с ними гранаты и окровавленных детей», — в рубрике «Письма из оккупированного Донбасса» сообщества «Свободный Донбасс» рассказ безработного макеевчанина с ником Джерри Томс о том, во что война превращает обывателя.

«После начала активного спонсирования боевиков «ДНР» вооружением из России, а также вследствие особой расхлябанности всей системы «ДНР», на территории Донбасса практически в неограниченном количестве присутствует нелегальное оружие, которое ходит «по рукам» местного населения, как участвующего в боях, так и нет.

Здесь без труда можно приобрести различные виды гранат, автоматов с целыми магазинами к ним, а также другие виды стрелкового «трофейного» вооружения. При этом сама система распространения этого оружия такова: часть местного населения, вступившего в ряды «ДНР», наводняют собственные дома и квартиры гранатами и пистолетами, которые можно «левым числом» достать на складах. Трофейное же оружие, приобретённое во время боёв с ВСУ, распродаётся тем, кто не участвуют в боевых действиях, но хотели бы приобрести его для личной защиты. Какая-то часть просто дарится родственникам – и ярким примером тому может служить отец моего друга, держащий у себя в шкафу две гранаты «Ф-1».

С провозглашением перемирия в нашем городе порог чувствительности к различного рода ЧП резко снизился: если ранее упавший «Град» вызывал у людей уже привычную реакцию вроде простой констатации факта: «Град», то с установлением тишины любой незнакомый шум или взрыв вызывает живой интерес и собирает целую массу зевак на улицах.

Несколько недель назад в одной из макеевских семей уже произошла трагедия: пришедший домой «ополченец» подорвал себя и своего отца одной из гранат, которые принёс из увольнения. В этот же раз всё произошло практически на моих глазах: но, как оказалось, важен был не сам случай очередного подрыва, а реакция людей, собравшихся на него посмотреть.

В одной из местных беседок к вечеру собрались пришедшие в очередное увольнение «ополченцы», один из которых привёл туда своего двухлетнего сына. Так как часть этих людей мне известны, то, поздоровавшись с ними, я просто прошёл мимо, как вдруг, не пройдя и нескольких улиц, услышал оглушающий взрыв.

Взрыв был такой силы, что сперва я подумал, что в очередной раз где-то неподалёку упал «Град» или, как минимум, был произведён выстрел из крупнокалиберного орудия. Так как в последние дни из-за перемирия это было уже редкостью в наших краях, я решил вернуться обратно и посмотреть, что же всё-таки произошло. А произошло следующее.

Один из «ополченцев» достал светошумовую гранату и по неосторожности выдернул из неё чеку. Раздался оглушающий взрыв, и когда я уже пришёл на место, то увидел следующую картину: около 30-40 человек, выбежавших из своих квартир, моментально подъехавшая полиция «ДНР» и маленький ребёнок, у которого из ушей текла кровь.

Мальчик стоял возле кустов и ужасно громко ревел, тогда как несколько человек возле него были явно в пространственной дезориентации. Тут же подъехала и «скорая», которая забрала ребёнка в больницу, а остальных «отдыхавших ополченцев» погрузили в машину к полиции и увезли в неизвестном направлении. Но во всём этом моё внимание привлёк не столько сам взрыв, который действительно был оглушительным, – сколько люди, которые стояли вокруг.

Я увидел не просто безразличные лица. Кто-то стоял и щёлкал семечки, кто-то просто улыбался от тут же рассказанной смешной истории о чём-то похожем, а кто-то даже в этот момент, когда «ополчение» абсолютно точно подорвало само себя, без кровавой руки «дяди Сэма», продолжал по старинке во всём винить Порошенко, развивая мысль, что, мол, не было бы его – не было бы и этой войны, и ребёнок бы сейчас не валялся в крови у подъезда.

Среди всех этих людей я заметил одного из своих знакомых, и, подойдя к нему, – то ли от какой-то злости, то ли от растерянности, – просто спросил его в лоб: «Слушай, чего они все улыбаются? Что смешного?» На что он мне ответил с такой же улыбкой: «Граната уже не берёт».

Теперь сердца людей может сдвинуть с места лишь действительно упавший на них «град» или «ураган», заставив спуститься в подвалы. Кровь и страдания стали обыденностью на донбасских улицах

Действительно, порог чувствительности к людскому горю из-за войны свёлся практически к нулю, заставляя людей, почти что зевая, смотреть на разрывающиеся рядом с ними гранаты и окровавленных в это время детей. Если на начальном этапе войны любой, даже автоматный выстрел вызывал просто панику среди местного населения, а малейшее ранение приводило к обморокам и крикам, то теперь сердца людей может сдвинуть с места лишь действительно упавший на них «Град» или «Ураган», заставив спуститься в подвалы. Кровь и страдания стали обыденностью на донбасских улицах, заставляя местное население без доли эмоций покупать автоматы и осколочные гранаты на «чёрном» рынке, словно обычный хлеб.

В завершение не лишним будет сказать, что пострадавшему ребёнку грозит полная потеря слуха, тогда как его нерадивый отец уже отпущен на свободу и продолжает доблестно нести службу, защищая «святое отечество» под гротескным названием – «ДНР».



загрузка...

Читайте також

Коментарі