«С чего все начиналось, и к чему прикатилось» — рассказ дончанина о...

«С чего все начиналось, и к чему прикатилось» — рассказ дончанина о «ДНР»

Дончанин Павел Гринев начал вести он-лайн мемуары о том, что происходит в Донецке — с самого начала и по сегодншний момент. Публикуем  его первую заметку «Жизнь в «Республике от Бога», часть первая».

Как посмотрю – людям жутко интересно что тут у нас в Донецке. Так что — ловите рассказ.

Здесь в комментариях есть немного кулсторей. А в этой «франшизе» буду рассказывать, с чего все начиналось и к чему прикатилось.

На обложке: паспорт лежит где-то в какой-то из многочисленных пайт, а я очень ленив. Вот вам приписное (лол). Но для особо «ты всё врешь» могу и паспорт найти.

Поехали

Уж так пошло, что развалился совок и образовалась Украина. Ну и случайно получилось, что на территории восточной Украины оказалось гораздо больше тюрем и все зеки потихоньку начали выходить и пошли безумные 90-е.

К нулевым все более-менее устаканилось и стали очевидны два лагеря: Восточный («бандюки-шахтеры») и Западный («гуцулы-тунеядцы»). Я родился и вырос в Восточном лагере, поэтому буду повествовать все от своего лица, чтоб было понятно че по чем.

Еще более явно черта прорисовалась во время помаранчевой революции. Весь город загудел, что «эти западенцы работы настоящей не видали, бунтуют себе, а ну работать, падлы! Сидят себе целыми днями жопой в трембиты дуют и на наши деньги жрут» (слова классического мужика с завода или шахты). Весь город тогда исписали всякими фразочками «Ющ – лох», «Ющ – уходи» и прочими. Народ жутко бесил Киев. Но одновременно с бешением он вызывал желание «во всем дать ему пасасать». Это желание проявлялось везде. Приезжает Динамо-Киев? Ану выгоняем конную полицию, алкашей разгоняем, показываем, шо мы тут – вторая столица. Ринатик (Ахметов – аки главный бизнесмен страны и он же главный бандюк) задумал строить Донбасс Палас в самом центре города тогда. И народ начал чего-то бузить, мол нафиг он нам?. А Ренатик такой «В Украине пятизвездочных отелей еще нет. Киев посасёт!» и народ сразу «Оооо, давай! Давай быстрее! Пусть пососёт». Точно такая же история с Донбасс-ареной и парком ленинского комсомола. Народ: «Ринатик, но тут же парк аттракционов, и ваще мы тут с детства тусуемся, и ваще зелено тут, хули ты ломать-то будешь», а Ринат такой «Я вам такой стадион построю – вообще вся Европа пососёт». Ну и отбахал. То есть настрой как СССР против США – догнать и перегнать.

Ну и вот потом Ющенко ушел, и пришел Янукович. И народ вроде успокоился. В город потекли деньги. Сын Виктора нам построил всяких бизнес-центров. То есть мы начали быстро так расти. А потом Виктор Янукович разогнал студентов с майдана дубинками – и начался евромайдан. Реакция востока была, как всегда, – противоположна реакции запада. И у нас начались антимайданы (ну, как начались: добровольно-принудительно выгоняли студентов\шахтеров\народ с заводов за копейки). Я был студентом и мне было всё равно – лишь бы заплатили за «постой тут 3 часа».

А потом отжали Крым и лодка начала качаться. Народ начал понимать, что к чему, и стал организовывать митинги за «Единую Украину» параллельно с проросийскими. И вот переломный момент наступил, когда прошёл «Марш мира» – мирный марш по центральной улице в поддержку единства страны. Антимайдановцам дали палки\биты и началась драка длиной во всю улицу. И после этого стало ясно, у кого тут яйца и кто тут что хочет. Митингов «за Украину» уже не было, зато появились митинги ДНРовские. И я тогда уже понял, что конец неизбежен (а сам я в это время вылетал из университета с 4-го курса, то есть лично мнераскачивание даже было отчасти на руку), но народ – не особо понимал что мы творим.

Вот бабушка моя ходила на площадь Ленина (центральная площадь города) и кричала: «Россиия УУУУ». Затем на сцену вывели Губарева и сказали: «Вот это будет ваш новый мэр». Он толканул какую-то речь и все такие: «Россия! Урааа!». И говорю: «Бабушка, но ты ж не знаешь этого Губарева. Он же не наш». А она в ответ: «Ну и что? Вывели на сцену – значит хороший». Ну и народ начал потихоньку понимать, что власть у нас и мы можем творить свой майдан тут. Тогда отжали обладминистрацию\СБУ и прочие важные домики. СБУ сдали без боя, СБУшникам просто не дали команду открывать огонь и они сложили оружие и сдали здание. И народ начал чехлиться к референдуму. По всему городу начали рисовать граффити, что, мол,«Референдум! Ты знаешь, что делать!». Где только про референдум не писали – все стены\билоборы\митинги города призывали идти туда. И народ как бы думал «Ну, Россия, нас заберет, как Крым». А 2 мая еще случился пожарчик в Одессе – тогда весь город это так качнуло, что всем было ясно куда двигаться (попутно исписали весь город в «Одессу не простим», хотя все годы независимости болт клали на них и называли жидам, а тут уже «братья сгорели»).

На референдумах был безумный движ бабулек и прочих людей, которые хотят вернуть совок. Я не ходил – так как знал, что будет и уже смирился , к тому же ненавижу эти ретардские очереди. Ну и бабка моя с гордостью проголосовала за «независимость», и вообще не ожидала, что это будет для нас означать. Тупо народ не расдуплил, что наделал, но уже было поздно. Попутно набирали людей в ополчение. Тогда ополчение казалось чем-то вроде забавы – «как в армию пойти». То есть не чем-то очень опасным, но зато можно с автоматом ходить. И началась волна грабежей. Сначала отжали все автосалоны и все чёткие ополченцы начали кататься на Поршах. Затем великое освобождение «Метро» (разбили гипермаркет всем городом). Дальше уже – кто что ухватит. Ополчены приезжали на заправки, заправляли технику со словами «На нужды ДНР». Заходили в магазины мобильных телефонов с автоматами и забирали. Также отжали машины скорых помощей\облэнерго и прочих – началось безумие с мигалками. Ну, а так как быдла у нас хватает, то и ополченцами все захотели стать. Еще и Стрелков появился и говорит: «Не ссыте! Пососут они все!».

И сначала серьезные проблемы ощутил Славянск. Донецк был наблюдателем. И как-то у нас продолжался пиздец, но не такой пиздец, что снаряды над головами. И народ как-то не паниковал, но иногда самолеты военные летали низко и все понимали, что все же война рядом, а не так уж далеко. Потом сдали Славянск и началось наступление, и хохлы дошли до Авдеевки\Песок (впритык к Донецку) и держали аэропорт. И начался кошмар. Все испугались, что Россия не спасла, а война уже тут. И бежали в убежище. Самый кошмар происходил рядом с аэропортом. Ополченцы тупо заезжали во двор, стреляли по аэропорту и уезжали. И через мин 10 в этот двор приходила ответка от укров. По такому принципу образовалось множество новостей «Укры бомбят мирняк». Но мы-то знаем, что к чему. У ДНР в городе – полно штабов и военных баз. По ним, соответственно, лупили тоже. Иногда попадали, но не всегда. Когда не попадали – это просто минус кусок дома где-то в центре. И было реально стрёмно.

Параллельно с этим стало ясно, что в ополчении была крайне низкая дисциплина и вывозят только бывшие вояки (молодняк тупо испугался и дезертировал) и молодняку пытались вбить всякие «общие установки». Вот дали установку «ловить всех наводчиков». А они ж не знают, как выглядят наводчики. Вот и всех подряд тягали на допросы, попутно давая по голове. Началась массовая нехватка людей для постройки блок-постов. Стали пропадать люди – кого-то брали в плен. Если ты ходишь по городу без паспорта, то тебе конец. Тебя на семь дней садят в подвал здания СБУ, а если за семь дней тебя не выкупили (а цены бывали и 5-6 000 гривен чаще всего), то ты отправлялся в Шахтерск копать окопы. И оттуда – еще дороже выкупать. У меня вот один одногруппник покатался так до Шахтерска. Потом его выкупили и вернулся он невероятными солнечными ожогами и пролежал в больнице несколько недель, залечивая их.

Другого одногруппника приняли вместе с батей на блок-посте. Отжали машину и его самого, батю отпустили. В машине нашли нож перочинный и компас. И приписали им «Нападение на блок-пост» (я на полном серьезе – так и написали), и его отправили к военнопленным . Но его выкупили через четыре дня. Он успел за это время нахвататься по голове от «главного над рабами» и заработал серьезные и заработал нефиговые вмятины на теле и морде, которые потом залечивал долго. А строил он тогда блокпост на Ливерпуле (отел рядом с центром, сейчас этот блокпост разобрали). Строил с таким учетом, «чтоб мы могли по своим стрелять». Ведь в то время были вечные конфликты Козаков с Оплотом и Ополчения со всеми. Все хотели власти, и у всех были пушки.

Еще были у меня две знакомые из локальной бурсы. Учились на швей. Они еще в мае говорили мне «Запишемся в ополчение, будем снайпергами», а им по 16 лет обеим. Вот записались они, отправили их в казарму, к «мужикам». И через неделю обе в больнице. У одной – разорвано влагалище, у другой то же самое плюс болезни.

Тут я, пожалуй, закончу первую часть. На днях напишу вторую (период лето-осень 2014). Пишите в комментах че рассказать и че сплясать.



загрузка...

Читайте також

Коментарі