В соцсетях распространяют историю, рассказанную российским блоггером под названием «Холодок» — о том как в российском городе Таганроге боевики просили денег, чтобы доехать в Украину «брать Мариуполь». Приводим ее полностью.

Сегодня война пришла в Таганрог. Совсем чуть-чуть. Не буквально, просто на уровне холодного ветерка, неприятно задувающего под куртку.

Мирный город, рабочий день, центральная улица — спешащие по своим делам сосредоточенные мужчины, всепогодно-нарядные женщины, студенты хипстерского вида в кольсонообразных джинсиках, всё как всегда.

И посреди всего этой будничной рутины идут-бредут зомби. В камуфляже, полной выкладке, с шевронами ДНР, обвешанныеленточками… Почему-то я сразу подумал о Мариуполе, он чем то похож на Таганрог. Ещё совсем недавно и для жителей Мариуполя слово «война» означала отгремевшие десятки лет назад бои на Миус-фронте, не более…

— Брат, дай денег, помоги чем можешь! Нам в Новороссию надо добраться, скоро Мариуполь брать будем!

На самом деле я стоял у обочины и наблюдал за ними уже минут десять. Они подходили к каждой машине, к каждому прохожему с протянутой рукой — подайте, подайте… На Мариуполь.

Я смотрел на реакцию людей. Нет, не хотят у нас люди войны! Конечно можно собрать отморозков, можно наблюдать ястребинно-хомячковый кураж в сети, но на улице абсолютно случайные люди. И они демонстративно отворачивались, кривились, отрицательно качали головами.

Наверное, я был одним, кто обратил на них внимание.

— А вы уже оттуда?
— Да, повоевали. А теперь готовимся на Мариуполь, скоро брать будем!

Я понимаю, что они могли говорить, что собираются «брать» и Киев и Львов, и Варшаву. Тут важно другое. Они ведь уверены, что упоминанием Мариуполя вызовут у людей понимание, сочувствие, поддержку. А люди отворачиваются, ускоряют шаг, с интересом оборачиваются, но лишь отойдя на некоторое расстояние. Не потому что боятся, конечно. Видимо, это рефлекторно, смертью от этих ребят несёт(

Спросил откуда сами — один из Питера, другой с Тюмени. Перегар на пол-квартала…

— Только давайте вместе с нами, пусть кто-нибудь нас сфоткает!

Проходящий мимо парень после просьбы «щёлкнуть фотиком» как чёрт от ладана отпрянул.
— Москаль, что-ли? — с презрением прошипел ему вслед питерец.

Вот те на! Не укроп, не бендера. Москаль!
Я ничего не понимаю, это такая каша в головах должна быть…

Все знают как я отношусь к этой войне, к ополченцам. Но, сейчас даже что-то похожее на жалость в душе шевельнулось. Несчастные люди. Несчастные, выброшенные за борт, не нужные никому у себя в тюменях и брянсках, кандалакшах и усть-илимсках. Они ехали воевать, и думали что родина оценит? Или они, устав от безденежья и безработицы, надеялись разбогатеть? И вот теперь ходят по Таганрогу с протянутой рукой, побираются, а от них шарахаются как от прокажённых. Они ненавидят москалей, но едут «брать» Мариуполь…

Денег я им не дал. Чай, не инвалиды с грудным ребёнком на руках. А удачи пожелал. Пожелал, что бы их пули в людей не попали, и чужие мимо них пролетели.
И побрели они как зомби дальше…

А Мариуполь, он примерно такой же как Таганрог. И как-то грустно стало(



загрузка...

Читайте також

Коментарі